ХРИСТИНЫ

С тех пор я ни разу не видел профессора, ни на учебе, ни на одной из своих нынешних работ. Это не казалось мне странным. Какая-то доля сомнения возникла на миг в моей голове, но тут же исчезла без следа.  Я должен был отказаться, быть преподавателем, что за чепуха! Отец хотел, чтобы я был в государстве, я хотел, наверное.

Скоро наступал срок ГОРГа, и я очень надеялся, что он станет для меня судьбоносным. Ведь после трех раз можно было подавать прошение на службу, если не было «красных лампочек», разумеется.

Вот и сейчас, вспомнив старого профессора, мне вновь захотелось спуститься в «подполье», то есть нижний город. Я несколько раз бывал там мимоходом.

Люди мирные, но смотрят на тебя как на приведение, видимо, бояться чужаков.

Я долго спускался по раскрошившейся лестнице. Какие-то грязные мужики, опаленные солнцем, вповалку спали на траве. Их тела были безобразные и безжизненные. «Разве можно так спать?» – пронеслось в моей голове.

Я миновал их, когда мне навстречу выбежала девушка. Кудрявые волосы игриво переливались на солнце. Ветер поднимал подол ее красного платья. Она придерживала его одной рукой, застенчиво поглядывая в мою сторону.

Темные волосы в сочетании с загорелой кожей придавали ей книжный  образ. Она была очень красивой. Девушка наклонилась над одним из мужчин и принялась расталкивать его.

– Вставай, пап, вставай, а то голову напечет! – говорила повелительным тоном она.

Мужчина лишь мычал и отмахивался рукой. Затем перевернулся на другой бок и захрапел. Девушка тяжело вздохнула, потом зло посмотрела на меня. Так, будто я ей что-то должен.

– Что уставился? – враждебно произнесла она, явно не ожидая ответа.

– Что с ними? – не найдя ничего подходящего спросил я.

– Что-что! Что пьяных никогда не видел?! – она на секунду замолчала. – Ах да, у вас же там совершенное общество!

Она сняла тонкий платок со своих плеч и накрыла им голову отца. Потом развернулась и пошла вглубь улицы. Ее доброта и резкость сразили меня наповал. И первое, что я хотел сделать – это попросить у нее номер ID, но вспомнив суровый взгляд, которым она одарила меня пару минут назад, передумал.

Я шел за ней, мечтая хотя бы познакомиться. Поравнявшись с девушкой, решил прочесть ей несколько строк собственного сочинения, ведь раньше, насколько мне было известно, девушки были без ума от поэзии (а она, наверное, была такой же древней, как все христины-динозавры):

Теперь нет ничего —

Пустота…

И остался бездонный покой,

Но так громко кричит душа

По ночам, слыша стон и вой!

Это сердце стонет в обиде,

Это просто пульсирует боль,

Ты хотел бы всегда ненавидеть,

Но с тобою живет… любовь.

По мере прочтения ее шаги становились все короче и медленнее. Я понял, что на верном пути. Наконец она совсем остановилась и пристально посмотрела на меня.

– Ты что дурак? – серьезно спросила она.

Я проглотил последние слова, не понимая, что происходит.

– Думаешь, что в нижнем городе живут одни идиотки, да? Зачитал какую-то лабуду, они уши развесят и все, пойдем за уголок?

Ее нахрапистость выбила меня из колеи. Вся женственность образа растаяла под натиском грубых слов. Она не могла оценить никакую поэзию. Я подумал, что в сто раз более тонко мыслю, чем она.

Я был подавлен. На секунду мне показалось, что она та самая девушка, которую можно узнать среди сотен других. Но нет. Я ничего не ответил. Развернулся, чтобы не терять зря время.  Но тут с ней что-то случилось.

Видимо, почувствовав мое искреннее разочарование, девушка вдруг стала мягче. Она улыбнулась, затем засмеялась таким заразительным смехом, что я понял, что больше не сержусь на нее.

– Ты странный, – уже дружелюбно сказала она.

– Знаю, мне все говорят, – в голове эхом звучала эта фраза. Здесь я тоже выглядел странно.

Мы шли мимо низких домов с маленькими окнами и цветными крышами. Всюду на клумбах росли яркие цветы. Воздух показался мне другим, не таким как у нас.

– Я Марк Иванков, – по обыкновению представился полностью.

– У-у! Я Аня. Анна, – поправила она сама себя. – Здрасьте, здрасьте, – говорила девушка всем встречным, мотая головой по сторонам.

Она казалась мне забавной.

Пройдя мимо всех домов, мы вышли к огромному водоему, это была не речка, а скорее море.

– Красиво, да? – Анна посмотрела на горизонт, потом на меня.

Я почувствовал себя неловко, так, как должна чувствовать себя девушка в компании незнакомого похотливого парня, а не я. Но она излучала уверенность, и это восхищало меня. До этого все девушки казались мне жеманными и несерьезными. А Аня была другой.

– Где ты работаешь, – спросила она.

– Я системный админ…

– Ну, понятно, как все, – не дала договорить она, — а в ин-реале какой персонаж предпочитаешь?

– Разные, а ты?

– Тоже…

– Там есть одна скрытая локация… «Горы мучений», слышал?

– Что-то знакомое, – соврал я.

– Ясно… если что там встретимся, сюда больше не приходи, ладно?

Она встала, разглаживая свое платье, давая мне возможность лучше рассмотреть ее округлые бедра.

– Ладно, – повторил я, Анна ушла.

Смеркалось. Я поспешил преодолеть многоступенчатое препятствие до наступления темноты. Было как-то не по себе идти одному по этим пустым улицам. Некоторые староверы смотрели на меня в окна, другие выходили на крыльцо своего жилища и провожали долгим взглядом.

На траве, где днем лежало несколько пьяных мужиков, остался всего один дед. Он не собирался никуда идти или просто не мог встать, я так и не понял, но когда уже проходил мимо, его костлявая рука схватила меня за штанину. Я вздрогнул. Это позабавило старикана. Он раскрыл свой беззубый рот и принялся гоготать, отчего его морщинистое лицо стало еще безобразнее.  Собравшись с мыслями, я дернул ногой, но рука деда оказалась довольно цепкой.

– Какой сеньор-мажор, не найдется ли мелочи для бедного почтенного се… апчхи! – он собирался сказать еще что-то, но вдруг чихнул. Его рука ослабла, и я высвободился. Во все стороны разлетелись тысячи капель его слюней и соплей, он принялся утирать засаленным рукавом лицо. Это было ужасное зрелище. Он ругался, что я не дал ему ничего, и надушился такой дурью, что он чуть не задохнулся.

У нас не было никаких денег, все записывалось на баланс идентификатора, уже десятки лет. Я бы мог перечислить ему сумму, но для этого должен был посмотреть его номер, то есть перевернуть кисть, а мне не хотелось касаться его рук ни под каким предлогом. Я дал ему свой моноблок, перенеся все данные в резерв. У меня было несколько новеньких на всякий случай дома, а этот он мог неплохо продать. Он очень обрадовался и принялся демонстрировать свой ID, но теперь-то я знал, что этого достаточно и не стал даже копировать его. Дедок разозлился и уже позабыл мою доброту в виде моноблока, он тут же принялся оскорблять меня и всех моих родственников.

Я скорее выбрался наверх. Меня ждала нормальная цивилизация. Тысяча огней и голограмм, тысяча людей… Но отчего-то в голове мелькала красная юбка, приподнимающаяся на ветру.

ИН-РЕАЛЬНОСТЬ

Я работал системным администратором неизвестной фирмы, 95 процентов населения работает удаленно за компьютерами. Ты можешь быть направлен в любую структуру. Ведь ты специалист в любом вопросе, но всем нужен не твой IQ, не интерес в своей профессиональной области. Как и двести, триста лет назад человек нужен для организации правильной коммуникации людей, для внедрения в те места, куда мы не можем засунуть микро-робота или подопытное животное. Время от времени тебя выкупает другая фирма без названия. У всех есть свой идентификационный номер (ID), в соответствии с твоим геномом, который изменить нельзя (можно лишь частично корректировать), внедренных компетенций и эмоционального развития – повышается твоя цена как работника. Сейчас я находился на низшей ступени, ведь совсем недавно закончил госсистемное образование и прошел только два срока в ГОРГе.

Сегодня я работал в шахте. Это очень просто: надеваешь на голову шелем и  идешь в карьер. Тебе дают лопату, кирку и ты копаешься в расщелинах скал, добывая полезные ископаемые. Выгребаешь руками в тех местах, куда не смогла достать массивная техника. Кругом радиация, огонь, но тебе все равно. Здесь нужен лишь твой разум и четкие слаженные движения. На самом деле ты понятия не имеешь, где находится твой робот, главное, что ты в своем любимом и уютном доме за сенсорной панелью. Хорошо. У всех одинаковые квартиры по двадцать квадратных метров, одинаковый ремонт, обои, конечно, разные, но планировка  идентичная. Никакого креативного подхода, все живут по шаблону, никто никуда не высовывается.

Так жил и я до определенного момента, точнее нескольких.

После официального взросления, когда я начал жить один, почти сразу на личный бокс начали добавляться друзья и девушки. Я просматривал их айдишки и вскоре подружился с некоторыми. Большинство предпочитали встречаться в горах на свежем воздухе, медитировать, заниматься сексом. Или летать в космос, сражаться с другими расами и чувствовать свое превосходство, спасать вселенную и крутить романы с пришельцами. Когда же речь заходила о реальных встречах многие пропадали, закрывали свои ID от меня, не желая больше общаться. Ин-реальность была яркой, наполненной атмосферой с огромным количеством спецэффектов и плюшек, но она была искусственной. Я не мог понять – почему людям так нравиться проводить по шестнадцать часов у экрана вместо того, чтобы встретиться где-то на берегу реки, заглянуть в глаза собеседнику, прикоснуться к его коже по-настоящему. Когда я делился своими мыслями с посторонними – люди часто высмеивали меня или говорили, что я динозавр. Некоторые советовали примкнуть к христинам, это такое религиозное общество, прославляющее учение Христа. И я даже был не против пообщаться с кем-то из этих меньшинств, но боялся что мой статус «странного» навсегда взлетит до небес. А ведь я собирался служить государству. Поэтому самым правильным было: делать свою работу хорошо, расслабляться как другие и взращивать свои компетенции. Именно это и советовал мне Артем, мой однокурсник. А он в этом что-то да понимал, так как сразу после учебы его забрали в силовики. Я сказал ему на прощание:

– Скоро встретимся, коллега, – и пожал руку.

– Давай, Иванков, мышцу качай, а не эмоцию…

Так я и делал. Я занимался спортом по два-три часа в день, но природная худоба не хотела уступать дорогу массе. Я знал, что если вступлю в ряды госслужащих,  массу тела мне добавят искусственно, потому что бойцы – лицо нацгвардии. Поэтому не сильно беспокоился по этому поводу. Мне больше хотелось получить несколько баллов в колонке «п/п/п» (привлекательность для противоположного пола). Еще со времен средних веков считалось, что этот показатель очень влияет на успешность человека в целом. Если у мужчины есть постоянный партнер, вторая половинка, его продуктивность в любой сфере увеличивается в разы. Именно для этого в коде идентификатора записывалась вся эта информация на соответствие. Но для меня это всегда выглядело как парадокс: те кто меня реально мог зацепить речью, жестикуляцией или языком тела – никогда не получали больше 50% соответствия, а это ничтожно мало для регулярной близости.

Наш профессор практических наук, с которым мне повезло познакомиться, объяснял это по-своему.

– Те люди, которые нас сексуально привлекают, очень часто не являются нашими потенциальными супругами, они будут хороши для нас лишь в этой сфере жизни, но никак иначе. Ученые всего мира десятилетиями исследовали геномы человека, чтобы выявить эти предрасположенности. Чтобы люди не создавали двух- или трехмесячных браков по неопытности как раньше. Эти отношения были построены лишь на слепом, я бы даже сказал животном половом влечении, последствием которого были ненужные дети. Общество сегодня –  это гуманное общество без сирот, наркоманов и педофилов! За каждым из этих страшных слов стоит история, Марк! Тебе не понять этого! Не понять! Как и многим бестолковым людям, жаждущим смены режима, кучке бездарей, не признающих достижения науки, готовых прямо сейчас пуститься во все тяжкие и умереть за свои глупые свободы!

Когда он начинал любую интересную тему, а каждое его слово несло смысл, мы слушали его, раскрыв рты, и я всей душой ненавидел этих глупых повстанцев, живущих в нижней части города. Это были староверы и христины, маленькая группа людей не желающих подчиняться общему режиму. Правительство несколько лет ждало их добровольного подчинения, но пока оно так и не происходило. У них тоже были айдишки, но старого образца, ряд функций отсутствовал, что лишало государство полного контроля над каждым представителем. Профессор говорил, что их осталось около двухсот человек, что, разумеется, мало в сравнении с двумя миллиардами совершенных и нормальных людей.

Любая тема профессора прямо или косвенно касалась староверческого вопроса, что подогревало мой интерес. Я мечтал о том, как будучи силовиком с большой буквы смогу  внедриться на территорию этих негодяев и провести какую-то сногсшибательную операцию. Положить конец этой масштабной истории. Навсегда внести свое имя в легенды профессора.

– Да я каждого из них по фамильно знаю! – Николай Иванович, хлопая кулаком по столу. Так заканчивалась очередная лекция о коммуникативных отношениях в международном формате.

Я торопился домой. Но он задержал меня.

– Знаешь, что будет, когда не станет меня?

Я был удивлен, недоумевая к чему клонит преподаватель.

– Ты вот учился пять лет где?

Мне не нравился его надменный тон, но я очень уважал профессора, поэтому старался отвечать мягко.

– Дома, как и все.

– Вот! – он всплеснул руками. – Вот что! Все! Ты понимаешь, что образование не может существовать в контексте с он-лайн преподавателем и он-лайн сверстниками! Мне кажется, ты это понимаешь!

Я хорошо понимал, о чем он говорит. Ведь в самом деле наборы тестов, что назывались домашними заданиями, проверка чужих айдишек на соответствие дружбы и симпатии мало напоминало реальные отношения людей. Но мы ничего не могли с этим поделать, это была система, создаваемая годами.

– Мне нужен человек, который сможет стоять здесь на сцене и разговаривать вживую с тысячами людей, ты же видишь как проходят наши семинары. Живое общение, равноправие. Человек должен быть лидером, к тому же он должен тонко чувствовать собеседника. Прощупать его. Это дано не многим, Марк, поверь мне. Я давно обратил на тебя внимание, а после последней проверки нейро-психологов убедился окончательно! – он улыбнулся и хлопнул меня по плечу. – Ну, что скажешь, профессор Иванков, готовы?

Кипящая каша в голове вдруг переварилась, и ее липкие остатки вылезли на поверхность. Я наконец понял, что именно хотел услышать от меня Николай Иванович.

– Вместе мы вырастим целое поколение профессоров, вернем себе статус высокопоставленных джентльменов, а не работников на побегушках госаппарата… – он все говорил и говорил,  отбирая у меня всякое желание дослушать речь до конца.

– Я ведь собираюсь в силовики, — бестактно перебил его высокопарные возгласы я.

Он замолчал. Затем с чувством полнейшего достоинства подобрал свой моноблок со стола и вышел из аудитории. Уже на пороге он добавил:

– Такое предложение делается один раз, юноша, подумайте, как следует. Совершенно обескураженный я вышел на улицу.

Л-КОНТЕЙНЕР

В воздухе витало человеческое безразличие, смешанное с тоской по былым временам. Некогда синее небо затянуло ледяными тучами. Местами поблескивала молния, рассекая эту беспросветную мглу. Что ж, погода под стать  моему настроению.

Пройдя вдоль улицы, я пересек небольшой парк и попал в контейнер. Меня встретила кромешная тьма. Многогранная и бездонная, вязкая, обволакивающая тело непроницаемой материей, в ней очень трудно шевелить руками. Я принялся ощупывать стены: они, то продавливались и вновь возвращались, как ортопедические подушки с эффектом запоминания, то возникали острыми выступами, режущими невидимое пространство. Так я шел достаточно долго, пока не увидел разноцветные лампочки над своей головой. Немного помешкав, набрал на сенсорной панели  кнопку с буквой «И».  В ту же секунду передо мной зажглась свеча, на экране возник силуэт человека в рясе. Он сидел, опустив голову, руки вложены одна в другую.

–  Что привело вас в мой дом?  – начал он размеренным голосом с металлическим отзвуком.

Я молчал.

–   Если по принуждению кого- то пришли, то идите, мой дом не прощает, тех, кто не раскаялся!

–   Сам пришел.

–   Зачем пришли на исповедь, помыслы ваши нечисты, а руки запачканы кровью?

Я понимал, что с одной стороны это всего лишь голосовая запись и фикция, но с другой оставалось некое чувство, которое обычно мы называем «а вдруг». Что если там за стеной на тебя действительно смотрит человек, раскручивающий шестеренки твоего сознания. Дрон не раз говорил мне о том, что в нынешнем мире каждое слово, каждый взгляд запускает какие-то механизмы. Они влияют на дальнейшую судьбу. Естественно, человеку, мечтающему работать в силовых структурах, не к чему пятнать свою айдишку. Но и не прийти я тоже не мог. Мысли о том происшествии в бассейне не давали мне покоя. Я опасался, что сработает красный чиптер, и тогда попаду в зону риска. Говорят, что исповедь помогает. Поэтому я и пришел. Но не смог заставить себя произнести хоть слово. Так и стоял, не шевелясь. Мучительная пауза затянулась.

Вдруг земля разверзлась, и ко мне со всех сторон потянулись черные обугленные руки, послышались стоны и плач. В нос ударил резкий запах какой-то падальщины. Я хотел отступить назад, но сделав один шаг – не смог нащупать земли. Сорвался вниз и угодил прямо в кипящую лаву. Тысяча красных языков обжигало меня. Я увидел, как плавиться кожа, как мои кости отстают от мяса.  Все нутро жгло, и я понял, что умираю.

– Нет! Нет! – закричал я, что было мочи, в надежде, что это просто кошмар, который вот-вот закончится.

Внезапно ад  прекратился, и все вернулось на круги своя: я сидел в углу, напротив священник, свеча потрескивала и догорала.

– Каетесь ли в содеянном, ждете ли прощения?!

– Конечно, каюсь! Каюсь! – не помня себя от ужаса, говорил я.

Вдруг мне на голову вылилось ведро ледяной воды, что-то с силой вытолкнуло за двери и вслед раздалось тихое:

– Спасибо за визит, оцените качество обслуживания, набрав на панели справа…

Я вылетел из контейнера как ошпаренный, не переставая ощупывать себя. К счастью все было на месте – руки, ноги, голова. «Вот это спецэффекты, чуть в штаны не наложил! Давно надо было посетить Л-контейнер, адреналина больше чем от пыток в ин-реальности, очень-очень круто!»

Вода, надо заметить, оказалась настоящей. Стало прохладно. «Идти мокрому по улице, где еще нет дождя… ну, ничего, зато живой! Я жив!»

Никакого чувства благоговения, растекающегося по всему телу, в появлении которого меня убеждали – я не испытывал. Но все же понял, что это мое второе рождение.

 

Истории для подростков

ГОРГ (антиутопия)

СИЛЬНАЯ ДЕВОЧКА (реализм)

БИЛЕТ В НОВУЮ ЖИЗНЬ (реализм)

АЛАЯ ПОМАДА (хоррор)

Интересный формат интерактивной литературы (квестов), где читатель способен влиять на судьбу героев

УСМЕШКА ДЖОКЕРА (ИЛ)

ТАЙНОЕ БЕЗМОЛВИЕ (ИЛ)

 

ГОРГ (АНТИУТОПИЯ)

Описание книги

Пройдет несколько десятков лет, и наше общество станет абсолютно гуманным. Служить стране — благое дело, долг каждого. Все равны, все счастливы… Но какова же цена за столь «прекрасное» существование? В мире, где здоровые компетенции внедряют нам еще при рождении, чувства и эмоции могут стать настоящим мерилом чести и достоинства человека. Подростку — Марку Иванкову кажется, что он уникальный и единственный борец за свои свободы, но, как водится, у всякого действия есть и обратная сторона.

Читать он-лайн

Глава 1

Л-КОНТЕЙНЕР

ИН-РЕАЛЬНОСТЬ

ХРИСТИНЫ

НОВАЯ ВСТРЕЧА

ГОРГ

Глава 2

ДРУГИЕ ЛЮДИ

ВЫБОР

МОЙ ДРУГ

Почему так важно читать детям книги?

 

книга для принцессы

Детские книги

Сегодня в России выходит огромное количество великолепных книг для детей. Герои  могут быть самыми разными: от фантастических существ до реальных и милых котиков. Детские книги становятся все лучше и лучше. Картинки изощреннее. Благодаря огромному количеству разнообразного материала для творчества иллюстраторы всего мира создают свои техники. Да, книжная индустрия не умерла, напротив, она переживает расцвет. Это же здорово, что наши дети могут наслаждаться чтение! В самом деле. Они получают настоящее эстетическое удовольствие от обладания такими книгами. Некоторые издательства идут еще дальше. Они включают в содержание книги всевозможные квесты и ребусы, потайные окошки и прочее. Разглядывать картинки можно часами. Самое главное выбрать книгу по душе и возрасту ребенка.

Среди всего великолепия книг, которые сегодня предлагает нам издательский рынок, я выбрала одну, чтобы рассказать о ней в канун 8 марта)

Но так как многие не смотрят мой канал, я дублирую информацию здесь.

Итак, речь идет о книге Г.Х. Андерсена «Дикие лебеди», выпущенную в издательстве «Качели»

  • Она невероятно красивая (обложка будто из кожи, когда до нее докасаешься – не хочется выпускать из рук)
  • Иллюстрации Энн Ивон Гилберт – оригинальная книжная графика цветными карандашами.
  • Крупные картинки в каждом развороте.
  • Сюжет, который учит целомудрию и не только.
  • Для девочек от 7 лет (проверено на младших – книга не вызвала такого восторга, как у мам)

Всем мамочкам маленьких принцесс рекомендую. Видео полностью можно посмотреть на моем канале Астен Коллин/КНИГИ ПРО.

Читайте хорошие книги…

https://youtu.be/jVb4Xcb4NSU