Испытания проводились ежедневно, некоторые длились ни один день. Правда, Амадеи они не казались такими уж полезными, а подчас даже доходящими до абсурда.

Так на занятиях по скульптуре, предлагалось сначала поймать какое-либо живое существо, затем расчленить его, и вылепить все согласно последовательности: скелет, жилы, кожа, шерсть. Такого рода задания давались Амадее с большим трудом, поэтому она очень радовалась, когда ее отправляли в голубятню.

У нее получалось прятать немного глины в траве возле Дома Скульптуры, а затем незаметно забирать материал себе в комнату. По ночам она продолжала делать то, к чему стремилась ее душа: лепила своим куклам ручки и ножки из глины, нанизывала на медный каркас, и прятала все в огромную коробку под кроватью.

Были и приятные задания, например:

Наряжаться страшными  чудовищами и издавать различные звуки целый день. Разговаривать «по-человечески» запрещалось, а вот кричать, стонать и ухать «по-звериному» можно было сколько угодно.  Амадеи нравилось это занятие, она представляла себя Птицей Зарья с переливающимся оперением, которая исполняет желания Даны–Маны, Коко и Глеба.

Единственным  желанием для нее самой были встречи с Оди, о котором она думала каждую свободную минуту. Но брюнет был явно к ней не расположен, всегда старался поскорее закончить разговор, и пропадал из виду при первой же возможности.