Анастасия Колесникова | Страница 8

Посты автора anastasia

Анастасия Колесникова

Анастасия Колесникова

http://odi-et-amo.ru

Когда сломался этот ключ

Когда, ответьте на вопрос,

Была закрыта мною дверь,

В мир добродушия грез,

Где нету мелочных людей!

Когда сломался этот ключ?

И ненависть и злоба ближе,

Как мир силен был и могуч,

Но я его уже не вижу!

Как много в сердце моем ран,

Но что до этого Великим,

Уже не верю чудесам,

Взирая, на святые лики!

Оставлю все святое вам!

Ведь, вам не быть на моем месте,

Пусть каждый платит по счетам,

Счет исчисляется по чести…

Я оставляю все своим,

Когда-то очень близким людям,

Под именем иду чужим,

Дабы не порочить Ваши судьбы!

Что же случилось здесь со мной?

Я совести своей не верю,

Все обернулось вдруг войной,

И кто теперь за светлой дверью?

Я много ошибалась раз,

С двуличными – делила ложе…

Мое признание, для Вас,

Лишь пепла серого дороже!

Зачем же Вам судить меня,

Ни разу в жизни не рискнувшим,

Вы смотрите так свысока,

И даже не хотите слушать!!!

Как смеете дарить мне лесть,

И улыбаться мне лукаво,

А за спиной, пятная честь,

Смеяться, что мне горя мало!

И даже помощи просить,

У Вас, увы, я не достойна,

Оставьте мне –

Всего лишь – ЖИТЬ!

И, пусть, душа будет спокойна!!!

Ну, здравствуй…

Ну, здравствуй!

Милый мой герой,

Сегодня день начат печально,

Ведь больше нам не быть с тобой,

Причина так понятна и банальна.

В автобус пыльный завтра сядем мы,

И снова будем за руки держаться,

И пусть не стыдно мне перед людьми,

Но Рок судьбы —

И мне придется сдаться,

Без боя!

Да к чему оно?!

Ведь ты не мой, об этом знает каждый,

Зачем, не знаю, было суждено

С тобой нам познакомиться однажды!

 

 

Так кто же ты?

Нет, больше я не твой воодушивитель!

Ни муза и ни ангел для тебя!

Так кто же я? В агонии мучитель,

Что бьется нервно голову клоня?!!

Нет больше звезд на небе, нет любви,

Кого винить теперь, Судьбу ли?

Мы уронили все, не сберегли,

А, может, никогда и не хранили…

Я снова соберу надежду,

Ее осколки – положу в карман,

Твоей, я  буду, снова – самой нежной,

Пусть прошлых и, не зализавши ран!!!

Так кто же, ты?!

Мой Ангел? Мой Спаситель?

В воскресный час, что колокол звоня –

К душе моей, приставленный Хранитель,

Или Губитель, убивающий меня?!!

 

tak-kto-ge-ti

Быть может, мы чего не понимаем

Быть может, мы чего не понимаем,

Смотрящие на все, издалека,

Готовы убивать, сжигать дома…

Быть может, просто, кто-то на Олимпе,

Вдруг заигрался и сошел с ума,

Но видно кровью разгорелся вымпел

Кроваво–красные зарделись времена…

Я напишу, хоть ты и не просил

Я напишу, хоть ты и не просил,

Моих стихов, увы, не любишь больше,

Хотя, ты, никогда их не любил,

А если и любил, то это в прошлом.

В моих глазах – бездонная любовь

В твоих  –  не замечаю страсти,

Я –  гнев твоей души, а не покой,

Я плачу, не имея власти.

Как жалко думать, то , что мы с тобой,

Пересекли-таки рубеж трех лет,

Неужто, было химией одной,

То чувство, а любви и правда нет?!

В твоих глазах – не вижу восхищенья,

Мне не хватает твоего тепла,

Я заслужила горькое прощенье,

А искорка сгорела, все ж до тла!

Быть может, все надуманно здесь мною,

Признаться, тоже стала холодна,

Иду одна дорогою иною,

Или стою печально у окна.

                             ***

Но нет тебя, а вроде бы и есть,

Где буду я, когда останусь здесь?!

Способна ль я?

Ты, думаешь, способна ль я предать?!

И самым подлым образом, конечно!

Мой мир, ты, в одночасье смог сломать,

И уничтожить, навсегда, навечно!!!

Ты, думаешь, способна ль я страдать?!

Мое, живое сердце – не из камня,

Словами очень сложно передать,

Как боль заполнила мое сознанье!

Как слезы льются тихо, в пустоту

Хотя, ты этого уже не слышишь,

Как рушат твою детскую мечту,

Пока ты, с чувством на бумаге пишешь!

Как, закипая в жилах, твоя кровь –

Наружу выпускает все пороки,

Ты, думаешь, что в этот миг – КОРОЛЬ,

Но больше  — Шут, да и не лучше многих!

Ты думаешь, способны ль мы собрать –

Свои порывы и обиды, сбросив в бездну,

Самим в колеса палки не вставлять,

А волю сделать навсегда железной?!

Неужто,  не способны  мы прощать?

Мы люди, далеко не Боги,

За жизнь не раз, способны истоптать,

Мы ноги в кровь, ища пути – дороги!

Стишье

Наш мир –  не шерстяной клубок –

 кошачий,

Чтобы его трепали, рвали,

 а потом,

Смотали заново,

от глаз игриво пряча,

Порядок словно навели одним  рывком!

А сколько пережеванных волокон,

Разорванных жестоко и шутя,

Ушедших жизней и разбитых окон,

Людей,  не спасшихся от града из огня!

Летят от шерсти старой волоски,

То наша с Вами шерсть, овечья,

Нас разрывают, режут на куски,

А мы все верим в путь какой-то млечный,

 А МЫ ЖИВЕМ КАК БУДТО БЕСКОНЕЧНО…

Уже не плачет над могилой мать,

В бессилье не осталось слез,

Мы на погибель, посланная рать,

И каждому есть место среди звезд.

В больших белехоньких руках –  марионетки,

Свои котомки все собрав, кульки,

Последние пересчитав монетки,

Как будто Там нужны будут они.

Мы смотрим, словно фильм, документальный,

Как по соседней улице ВОЙНА, –

Встает, подняв  рукой своей фатальной,

И без того несытая страна!

Пусть даже против шерсти, –

всё мотают,

Мы видим новый,  созданный клубок,

Из рук одних в другие, что кидают,

Где каждый смог, урвать себе кусок!

Над пропастью во ржи

Холден Колфилд  Джерома Д. Сэлинджера снискал себе славу «героя всех непонятых подростков» XX века. Роман «The Catcher in the Rye» (дословно «Ловец во ржи», 1951) был переведен практически на все языки мира и оказал существенное влияние  на культуру не только Америки, но и  мира в целом.

Описанием трех дней  жизни  семнадцатилетнего парня,  автору удалось затронуть потайные струны человеческого сознания в нелегкие послевоенные годы.

«Ловец во ржи» – фраза, подразумевающая особую американскую романтику. (к сожалению, сказались издержки перевода– определенно  слово «ловец» в  Америке ассоциируется с бейсболом, молодежной борьбой –игрой).

Смысл, заключенный в названии  раскрывается, когда Колфилд сообщает младшей сестренке — Фиби, что из всех профессий ему ничего не нравится, а то,  чем бы он хотел заниматься по жизни – оберегать детишек, которые там играют во ржи, и не знают, что рядом пропасть.

Некоторым, особенно взрослым людям, читающим роман сегодня, образ этого парнишки представляется слишком непоследовательным, безнравственным, а порой и бесцельно глупым.  Тем не менее, любому среднестатистическому подростку, с явно выраженной формой юношеского максимализма, Колфилд не кажется столь ограниченным. Для многих читателей он предстает в роли как раз–таки близкого друга и идейного соратника.

С самого начала повествования Сэлинджер вырисовывает образ  Холдена как отрицательного персонажа: любителя приврать и человека, которого все раздражают.  Но по мере развития сюжета, (который определенно есть) читателю открываются положительные стороны героя:

  • хотя парень отчислен из нескольких школ за неуспеваемость, писатель подмечает его великолепный английский;
  • хотя он ненавидит всех вокруг, тем не менее, с большой любовью относится к младшей сестренке, покупает ей пластинку, и всегда проговаривает по два раза: «Если б вы только ее видели!»
  • с искренней любовью вспоминает умершего от лейкемии брата

Из колких характеристик людей, встречающихся на пути молодого человека, становится очевидным, что Холден совсем не глуп. В его нежелании общаться с другими людьми скрыта некая мания величия и собственные комплексы (стеснительность, обидчивость).

Если копнуть глубже, то окажется, что в уста  этого молодого человека Сэлинджер осознанно или спонтанно (до сих пор является спорным) вложил пророческие реплики:

«Я сам себе придумываю правила поведения и тут же их нарушаю».

После Второй мировой войны идеалы будущей молодежи рушатся и каждый начинает придумывать свои правила, это коснется и политики и общества в целом.

«Будь у человека хоть миллион лет в распоряжении, все равно ему не стереть всю похабщину со всех стен на свете».

Действительно, с появление СМИ и интернета «снобам нравственности» останется только смириться и принять все как данность.

«Признак незрелости человека –  то, что он хочет благородно умереть за правое дело, признак зрелости – то, что он хочет смиренно жить ради правого дела».

Цитата  психоаналитика Вильгельма Штекеля (1868–1940 гг.), ставшая лозунгом для целого поколения новоиспеченных бунтарей, которые будут восторгаться революционными идеями и драться с полицией на митингах.

И последнее –  фраза, которой заканчивается роман, несет в себе предпосылки будущих виртуальных дневников, где каждый человек может рассказать всему миру о любых событиях своей жизни:

«Никому ничего не рассказывайте. А то расскажете про всех – и вам без них станет скучно».

Сам Джером Д. Сэлинджер завещал будущему поколению «не экранизировать книгу, не под каким предлогом».

На сегодняшний день по мотивам произведения отснята картина: «Глава 27» (2008), которая вызвала больше негативных отзывов, чем разожгла интерес зрителя. Это история об убийце Джона Леннона – Марке Чепмене. Реальном человеке,  утверждающим, что в романе ему было дано тайное послание: «убить музыканта» и назвавшим книгу своей Библией.

 Вообще попыток к согласию на экранизацию было предпринято немало, но Сэлиджер был не преклонен:

«А ведь я еще не упомянул, насколько рискованно привлечение, прости Господи, актеров! Вы когда-нибудь видели девочку-актрису, которая сидела бы на постели, закинув ногу на ногу, и выглядела  непринужденно?!… В заключение я мог бы уточнить, что позиция моя не подлежит пересмотру, но вы, полагаю, и сами уже это поняли»