Все записи автора Анастасия Колесникова

Одни считают, что профессиональный копирайтер – «Бог интернета», способный дарить благодать компании с которой работает, другие же, напротив,

Мы читаем биографии великих людей, восторгаемся их стремлением в осуществлении своей мечты. Мы не осознаем насколько раньше было сложно кому-то найти подходящий контакт. А приехать… Сегодня познакомиться с писателем под силу каждому, просто написать сообщение, не боясь, что оно затеряется в кипе бумаг, сгорит в почтовой сумке или утонет вместе с неисправной судмариной, так и не найдя своего адресата. Мы делаем тысячи кликов ежедневно, жмем клавиши как заведенные, ищем одобрения, ищем читателей. Долго смотрим на аккаунт и… не решаемся познакомиться. Рассуждаем о том, что с официальной страницы автора нам все равно ответит бот. Зачем? Ведь есть же теория вероятности! Что если ОН ответит нам лично? Иногда я воображаю, как пишу на безупречном английском самому Стивену Кингу или звоню по скайпу Джеку Лондону и общаюсь с ним.

Как мы определяем своего писателя? Быть может, как герой Сэлинджера просто думаем: «…у меня нет никакого желания звонить этому Сомерсету Моэму по телефону. Сам не знаю почему. Просто не тот он человек, с которым хочется поговорить. Я бы скорее позвонил покойному Томасу Харди». В этом что-то есть. Можно любить произведения писателя и презирать его личность, а можно любить человека так сильно, что прочитав очередную его безвкусицу захотеть сказать: «Отличный слог, когда продолжение?»

Я думаю о том, что так много дробит эпоху и лишает нас права голоса еще на стадии зародыша, а жаль. Мне жаль, что когда был жив Солженицын — мы не имели возможности пообщаться с ним на литературной конференции он-лайн, жаль, что так много гениев были и остаются за кадром. Мы, как и во времена Теккерея, готовы сгореть на «Ярмарке тщеславия», не способные открыто восторгаться современной литературой и от этого становится грустно. В любом случае мы не можем не любить литературу, потому что в ней существует одновременно вся гамма чувств писателя и читателя, потому что она живое подтверждение того, что люди не бездушные марионетки.

Давайте знакомиться…

СТРАНА ФЕЛИТАРИЯ. НАЧАЛО ИСТОРИИ

«Приветствую тебя, мой юный друг. Если ты читаешь эту книгу, то, скорее всего, уже многое знаешь о волшебниках и колдунах, о плохих и хороших делах, о том, что красивое может таить в себе опасность, а безобразное способно оказаться самым прекрасным на свете.

Но ты не знаешь, как началась вечная борьба между добром и злом или знаешь? В любом случае я должен рассказать тебе эту историю, потому что всего один раз в тысячу лет ведьма Гардылия спускается в наш мир проверить: не перевесило ли зло и не нужна ли ее помощь. Если люди будут обманывать, воровать, разбойничать и перестанут делать хорошие поступки, то ей придется вмешаться в ход времени.

И хотя ведьма являет собой абсолютное зло, добро не чуждо ей. Любое волшебство в мире существует лишь благодаря злу. Зачем ведьме добро спросишь ты? Все дело в том, что у ведьмы Гардылии не простое сердце, а точнее сказать у нее два сердца. Одно – злое и черное, оно радуется, если людям плохо, другое – лазурного цвета, оно не способно молчать, видя как страдает живое существо. Но сердце ведьмы не всегда было таким.

Человеку, увидевшему Гардылию однажды – этого хватит, чтобы ужас навсегда поселился в его душе. Пряди седых голубоватых волос тянуться за ней шлейфом, у нее морщинистое лицо и полупрозрачные глаза. Она проговаривает заклинания своим беззубым ртом и смотрит куда-то мимо тебя. А когда она уходит, остается книга, исписанная наставлениями. Ровным почерком, старинными чернилами. Но я не могу сказать, что в той книге за пророчества, так как каждому человеку книга предсказывает свое. Если человек совершает много плохих дел, то книга говорит, как искупить вину, чтобы зажечь свет добра в своем сердце. Но некоторые люди давно потеряли, растратили или потушили этот огонек. Их сердца очерствели и стали глухими. Они разучились читать добрые послания. И даже книга не способна оживить их. Да! Так и есть! И знаешь, что самое страшное? То, что эти люди живут рядом с нами. Снаружи они не похожи на монстров и чудовищ, но в душе они как раз такие. Эти люди не умеют радоваться жизни. Они могут лишь грустить, злиться и ругаться друг с другом.

Совсем скоро Гардылии надоест смотреть на людей,и тогда она ударит своей крючковатой тростью о землю. Почва разверзнется и мир расколется надвое. Именно так и произошло больше ста лет назад в Фелитарии.

Это самая далекая из всех стран, которые когда-либо существовали на нашей планете. Ее никогда не видели простые люди, потому, что она запрятана очень высоко в горах. Пики гор окутывает плотный голубоватый туман. И даже самые быстрые реактивные самолеты не могут долететь до нее. На ее землях простираются зеленые леса и поля, местами вспыхивают гейзеры. Фелитария существовала всегда, даже когда по миру ходили огромные ящеры, когда на землях жили короли и королевы. Существует она и сейчас, ибо с нее начинается все добро и все зло мира.

Страна разделена на две огромных площади: на одной стороне живут добрые люди и сказочные создания, невиданные звери, а на другой – царит вечная ночь и хаос.

Вена Ра (фрагмент 23)

Она встречала меня как подобает православной женщине: в длинной мешковатой юбке, с покрытой головой. Я сразу вспомнила одно свое эссе на тему: «Неужели Богу не угодны красивые и опрятные женщины». Просто статья-размышление, полная протеста, атеизма и юношеской прыти в целом. По лицу плывет улыбка. Все же я была довольна собой. Бывало время. Я не знаю, когда мое время закончилось. Когда в моем сердце стало больше Бога. Так всегда происходит. Ищешь, ждешь, мечешься… падаешь больно и жестко, разбиваешь лицо о дурацкие препятсвия из камней. Ведь еще вчера ночью этих острых глыб не было на твоем пути, так откуда же они оказались здесь? Единственный вопрос: «За что?» Никто не ответит. Остается заткнуться «грязной тряпицею» как было у поэта и снова ждать. Я вспоминаю надпись из писания, что и «Это пройдет…» и так хочется верить, но ты не веришь.

ДВА СЕРДЦА ВЕДЬМЫ

Витя расстегнул молнию куртки до конца, гордо спрятал шапку в рюкзак. Помпон все еще выглядывал из-под огромной крышки за плечами. Мальчик прищурился, солнце ослепляло. Оно было таким теплым, совсем летним. А вдоль дороги грязный снег темными пятнами смешивался с блестящими лужами. Наступила самая настоящая весна. Асфальт высох, и журчащие ручейки переливались на солнце. Особенно красивыми были разводы луж, пестреющие в полосах бензина.

Витя достал небольшой черный телефон, принялся нажимать на кнопки, чтобы позвонить папе. Солнце засвечивало дисплей и приходилось прикрывать его одной рукой, тогда как тяжеленный рюкзак тянул слабое тело в другую сторону. Поза мальчика выглядела комично, и идущие за ним ребята принялись дразнить Витю.

Что там интернет не ловит, ха-ха или деньги на счете кончились, – подтрунивал одноклассник Денис.

Он всегда задирал Витю. Со стороны мальчик походил на пятиклассника. Поговаривали, что он дважды оставался на второй год, и ему уже одиннадцать лет, поэтому все ребята его побаивались.

Школьник не отвечал, слушая продолжительные гудки в трубке.

Витек, мама мне приложение новое поставила на телефон, – мальчик обернулся, это был друг Матвей, он показал модный смартфон с большим экраном, – текстовый квест «Волшебный мост» хочешь дам поиграть?

Конечно, Вите очень хотелось сыграть, но еще больше хотелось иметь такой телефон как у одноклассника. У него был самый обычный кнопочный мобильник: «чтоб звонить», как говорила мама, а нужен был с наворотами и интернетом. «И почему такая несправедливость?» — недоумевал мальчик. Ведь раньше родители покупали ему все: каждую неделю машину или набор конструктора и стоили они, порой, как пол телефона, а теперь выпросить что-либо оказывалось очень трудно. В лучшем случае они говорили: «Хорошо, на день рождения!» или «Купим на Новый год»

«Может, у них денег мало, хотя нет, здесь что-то другое», –  мальчик чувствовал это.

– Ну так что? Будешь играть?! — прервал размышления Вити Матвей.

Нет, не нужен он мне!

В этот самый момент какая-то сила потянула его на себя. Он посмотрел в сторону и увидел свою бабушку Алю.

Шапку зачем снял, еще холодно, – ласково сказала она. – Витюш, случилось что? Что грустный такой?

Ничего,– пробурчал мальчик, – папа где? Он растерянно замотал головой в надежде обнаружить своего родителя.

– Уехал в командировку, мама на работе задерживается, пока к нам пойдешь.

Не хочу! – прокричал внук. Сам не зная почему, но мальчик сильно разозлился на бабушку. – Ба, а телефон мне купишь? – добавил через секунду он.

А с твоим что, сломался?

Витя опять насупился и скрестил руки на груди.

Матвей ехидно улыбнулся, проходя мимо них.

Я хочу такую игру страна…

Страна Фе-ли-та-рия, – подсказывали со всех сторон одноклассники непонятливой бабушке.

Хм, я знаю лишь такую книгу «Волшебный мост» называется, но не игру, как играть-то в нее?

На телефоне, ба!

А, вот оно в чем дело! – бабушка развернулась к толпе обступивших ее школьников. – Как же вы будете играть, не зная законов этого мира? Там все по-настоящему, сначала надо прочитать книгу, но она такая длинная, а вы ведь так не любите читать, — женщина лукаво подмигнула.

Любим! – хором закричали дети.

– Сейчас зайдем в книжный и возьмем тебе эту «Страну Фелитарию и ее волшебный мост», а завтра, – она посмотрела на Матвея очень пристально, – вот и узнаем кто кого победил.

Конечно, покупка книги не так порадовала Витю как покупка мобильника, но то с каким интересом она рассказывала о волшебном мире книги, как ее слушали все одноклассники, понравилось мальчику. Он даже возгордился бабулей: «Надо же какая она у меня современная, а Матвейка аж рот открыл, ха-ха!» Последнюю фразу Витя произнес вслух, и бабушка тоже засмеялась.

Они дошли до большого торгового центра. Здесь помимо книги женщина купила внуку еще и огромную сладкую вату, что порадовало его, и он, позабыв об уроках, уселся за чтение новой сказки.

(Отрывок из сказки)

читать продолжение сказки

Сторонний наблюдатель

Люди не любят ходить на исповедь. Неважно, какой раз вы делаете это. Все равно, что-то останется недосказанным. Сколько бы вы не плакали и не каялись, все равно, что-то останется внутри.
Я рассказывал эту историю сотню раз, возможно, вы ее уже слышали, а может сами говорили о тех людях, о которых сегодня пойдет речь.
Я всего лишь сторонний наблюдатель, проживший свою жизнь так, как только смог.
Этот вопрос волнует каждого, кто хоть раз останавливался возле обездоленного, стараясь не думать о плохом. Кто оглядывался по сторонам и искал помощи. Кто смеялся со слезами на глазах и плакал, когда другие смеялись…

Мы все приходим в этот мир одинаковыми. (Или все-таки нет?) Быть может, кто-то имеет преимущество, но в детстве, мы еще не знаем этого. Ребенку не трудно быть нормальным ребенком, тогда как стать нормальным взрослым, сегодня – задача почти невыполнимая.

Нет ничего плохого в том, чтобы быть естественным, свободным.

Свобода – сколько в этом слове! С самых первых дней развития цивилизации человек мечтал овладеть ею. В современном же мире он постоянно бегает по замкнутому кругу, в попытке убежать от себя. От своей совести, ожиданий, способностей, вместо того, чтобы остановиться и принять все это с благодарностью.

Люди наделяют несуществующей ценностью материальные вещи, забывая о главном: о том, что мы пришли в этот мир голы и босы, и мы уже сотворили чудо своего рождения, когда появились на свет. Когда мы говорим о чудесах, мы подразумеваем нечто несуществующее, то, чего мы никогда не видели.

Но рождение человека –  это чудо, которое не доступно тысяче глаз, это таинство, которое совершатся ежеминутно, в каждом уголке земного шара.

Мы считаем рождение естественным физиологическим процессом, тогда, как смерти – придаем глобальное значение.

Мы наделяем смерть таким символизмом, что, подчас, становится неприлично даже говорить о ней. Люди целенаправленно возвышают ее. Тогда как на детском празднике можно услышать непринужденный разговор двух мальчишек.

– У меня папе сегодня операцию делают, – говорит один.

–  А у меня дед умер, недавно, – отвечает второй, жадно смакуя подтаявшее мороженное.

Вот аниматор зовет всех принять участие в конкурсах, и дети уже играют, позабыв свой разговор. Они естественны, они не впадают в уныние и не живут ожиданиями.

То, что происходит сейчас – люди способны принимать, как данность.

Но в детстве ты еще не знаешь этого, ты настолько умен, что не станешь тратить свою жизнь на печаль.

Когда ты маленький человек, твое сердце полно надежд и устремлений. Ты веришь во «всевозможности» и ждешь чуда каждый день.

Родители говорят тебе: «Жизнь не простая, сынок, не высовывайся и никуда не лезь, тогда она станет чуточку лучше».  И вот твой маленький мирок, в котором ты – и король, и полицейский, и хозяин города, и милый щенок, рассыпается на мелкие кусочки. Ты смотришь по сторонам и просишь помощи или плачешь, но окружающим, даже самым близким людям все равно. Они рады, что ты понял жестокость мира раньше, а не позже.

Потом ты взрослеешь. И понимаешь – когда у тебя есть деньги, то всегда найдутся и друзья. Им будет абсолютно неважно, откуда у тебя средства, даже если ты воруешь и убиваешь, люди предпочтут не спрашивать, чтобы не знать. Ведь если они узнают – встанут пред выбором быть нравственным или быть честным и остаться с тобой. Даже если ты – самая последняя сволочь, в своем мире для кого-то ты будешь стараться, выглядеть лучше. Ведь в любом коллективном грехе, когда люди сплачиваются и обсуждают одного, осуждают его деяния, никто не захочет оказаться на месте этого несчастного. Никто.

Я видел этих людей сотни раз. Этих вечно недовольных женщин с потрескавшимися руками. Этих мужчин с черными лицами. И каждый из них искал в этой жизни свое место под солнцем. Разве хотел бы человек влачить жалкое существование, если бы ему предоставили выбор?

Но беда в том, что выбор есть всегда. Мы можем разорвать этот круг, вырваться наружу, но чаще кричим о том, что мы – несовершенны. Что нас никто не поймет, что нас будут ненавидеть и забросают камнями.

***

Я помню, как впервые познал любовь. Она не была похожа на божественное создание. Любовь была полна пороков, как и я… как все мы.

Она сказала, что, живя со мной у нее никогда не будет денег на операцию, не будет даже надежды. Я ничего не ответил. У меня были деньги, но она никогда их не просила, а я, почему-то, не предлагал. У нее было красивое лицо и длинные стройные ноги,  отливающие фиолетовым цветом. Да, они были ужасны: все в выпуклых венах, словно ее кожа – это грубая кора дерева,  по которой прополз толстый извилистый червь, в некоторых местах совсем еще тонкий, не успевший насытиться темной артериальной кровью.

Любовь ушла.

Я быстро забыл ее, ведь то, что не является больше частью нашей жизни, свойственно забывать очень скоро.

И я продолжил жить в своем грязном доме. Совсем один. Мне были не нужны дети и животные, чтобы доказать, что я могу быть ответственным, чтобы заботиться о ком-то еще…

***

Я думал о том, что кроме грязи и вони в доме, не может быть ничего страшнее, чем когда ты находишься в нем, но оказалось, что я был не прав.

Я узнал, что существует непонятный зуд, который преследует тебя с утра до ночи и бурые пятна на постели. Когда ты долго не можешь понять что это. Просто потому, что ты никогда не видел ничего подобного. Но однажды ночью, зажигая свет, замечаешь, как черные прыгучие твари бросаются в рассыпную. Ты берешь одно насекомое. Медленно поворачиваешь его панцирь на свет, пытаясь понять, что же это.

Это клопы! Подлые кровососущие жуки, отравляющие тебе месяцы жизни. Ты начинаешь изучать швы в мебели, вспоминать, когда это началось…

Подобно этим мерзким насекомым –  наши страхи, живущие рядом – ложатся с нами в постель, просыпаются и крепнут с каждым днем. Больше не в силах сопротивляться мы пробуем избавиться от них: проводим дезинфекцию, выбрасываем старый матрац, боремся светом и паром, но все тщетно. Мы можем бросить свой дом и уехать к новому. Но одно мизерное яйцо, надежно защищенное хорионом, которое впало в анабиоз – это то ядро, то наше маленькое и почти незаметное сомнение, которое на новом месте способно окрепнуть, набрать силу и способно снова отравить нашу жизнь…

Я был таким вечно сомневающимся человеком. В себе, людях, добре, зле, государстве и Боге… причем, все оно стоит на одной линии, мы не выделяем что-то одно. Просто есть необходимое для нас именно в этот момент, поэтому о нем мы задумываемся чаще.

Все люди презирают зависимости, и у каждого, абсолютно у каждого человека – они есть. Кто-то употребляет наркотики, кто-то делает откровенные фото или пишет свои мысли, а потом находит сторонников для обсуждения. Это их страсти. Не надо говорить, что одни лучше, а другие хуже. Ведь если человек, надломлен изнутри, у него нет сил на сопротивление. Сегодня все люди не являются целостными. Слишком много идентификации с непонятными явлениями, слишком много информации и мира вещей.

Я смотрю на все это «ошалело» и непринужденно.

Итак, из поколения в поколение, из года в год люди ведут бесконечные беседы со своим альтер эго, придумывают новые философии, ищут свое предназначение…

Почему-то людям не приходит в голову, что в них уже есть все, что нужно, что надо просто – жить и наслаждаться своим существованием.

Не стараться: получить одобрение, быть лучшим, хорошим. Не писать и не произносить таких слов, которые хотелось бы слышать остальным, а делать то, что хочется именно тебе.

Среди всего, что тяжким бременем ложится на наши плечи, среди бесконечного; «надо» и «лучше», мы остаемся несчастными. И надеемся, что, быть может, существует иная, загробная жизнь! Где станет, наконец-то, хорошо, где воздастся за все наши деяния. Где мы получим награду, ведь каждый глубоко убежден в своем достоинстве, и оно становится еще более ярким и блестящим, когда мы ставим его на одну линию с чужими добродетелями…

Да-да, я рассказывал эту историю сотни раз, вкладывал в чужие уста.

Возможно, вы ее уже слышали…

Волшебная мигалочка

Как раз в это время обеспокоенная надвигающейся темнотой бабушка вышла на улицу, и ее чуть не сбили вязанки летящего хвороста.

Она только хотела закричать, как увидела двух Сереж, догоняющих бревна.

Ой, батюшки! У меня в глазах что ли двоится!

Но мальчики без всякого промедления влетели внутрь дома и принялись разжигать огонь в печи. Уже через несколько минут влажные ветки приятно потрескивали за жестяной крышкой. И по дому разносилось тепло. Когда все немного успокоились и отогрелись Сирожа рассказал, что его корабль потерял энергию и чтобы подзарядить его пришлось оторвать провода от большущей металлической конструкции.

Тогда-то и погасли маленькие огоньки во всех домах!– сказал он. Значит произошла серьезная авария.

Прошло пару часов, на дворе было очень холодно, а у Сережи дома тепло и уютно. Коты снова резвились на полу, на диване, заполнили комнату. Казалось, что все пошло хорошо, вот только пришелец не собирался покидать дом. И бабушка заволновалась. От тепла Сирожа принял свою настоящую форму. Он был очень зеленый и липкий. Усевшись в дедушкино кресло, он внимательно смотрел мультфильмы и весело смеялся. От жары под ним образовалась лужа.

Тут кот Марсик, пытаясь потереться своей длинной шерстью об инопланетное создание, внезапно для себя приклеился, да так сильно, что не мог высвободиться. С каждой попыткой кот еще сильнее утопал в липкой жиже. Теперь перепугался Сирожа, он начал издавать звуки, напоминающие вой пожарной сирены. Еще спустя мгновение пришелец уже кричал: «Чудовище, чудовище!»

Марсик грыз его бесформенную субстанцию. Бабушка и Сережа бросились на помощь толи иннопланетянину, толи котику! С горем пополам они оторвали животное от зеленого бока Сирожи, и тот помчался наутек. Мигом он оказался возле своего летательного аппарата и растворился в темнеющей глубине неба и звезд. Ракета взлетела так быстро, что волшебная мигалочка на ее крыше отвалилась и теперь лежала на земле. Под ней таял весь лед и кое-где даже пробивалась трава.

Сережа принес случайный подарок пришельца домой и поставил себе как ночник. У мигалки были специальные рычажки, которыми можно было регулировать подачу света и выбирать цвета. К тому же от него было очень тепло. И вскоре все вокруг соседи жили в доме Сережи, а он стал настоящим героем, спасшим свою деревню от вымерзания.

Так прошло два дня. Вновь электричество ворвалось в дом. Загорелись все лампочки, затрещали приборы. Загудел пустой холодильник. Теперь холодильником служила старая бочка из нержавейки на дворе.

Когда вернулись родители и братья и сестра Вероничка, мальчик с гордостью рассказал им свою историю знакомства с Сирожей. Папа долго смеялся, но когда увидел волшебную мигалку, то удивленно произнес: «Хм… а что если инопланетяне и правда существуют

Встреча с пришельцем

Четверть часа бабушка причитала, что на дворе зима, а колонка не работает без электричества, и что скоро они совсем околеют. Ее кошки жались друг к другу, пытаясь согреться, и Сережа почувствовал как стали мерзнуть кончики пальцев. Бабушка уже давно накинула на плечи свою пушистую шаль, приговаривая, чтобы он оделся. И только когда изо рта и носа мальчика повалил пар, женщина вышла на улицу. Там ей встретился сосед – дядя Гена, который тоже сильно ззамерз. Ругая всех, он рассказал, что звонили из Москвы и еще откуда-то и нигде-нигде нет света, возможно наступает ледниковый период, и того и гляди конец света.

Бабуся выпрямилась и скомандовала Сереже:

Бегом домой, будем искать где старая печка наша была, она еще рабочая, а я говорила отцу твоему, что пригодится, эх говорила. – Бабушка была очень довольна собой. А вот Сережа забеспокоился: А как же мама и папа и Владик и Денис и Вероничка? Может они никогда не дойдут до конца света?

Что-то защекотало в носу, показалось, что сейчас выступят слезы, но женщина потянула мальчика в сторону.

Когда вошли в дом холод совсем подобрался к постели и мебели и бабушка с воинственным видом принялась остукивать стены.

Что ты ищешь, ба? – наконец спросил Сережа.

Ищу где печка-то наша запряталась, а тоже я и позабыла уже, совсем старенькая стала, – и лукаво так спосмотрела на внука.

Конечно, тебе же сто лет, – пробурчал Сережа, и бабушка засмеялась.

Она остановила свой взгляд на небольшой области бумаги и в тот же миг принялась безжалостно сдирать крепкие обои, которые Сереже никогда не нравились. Они были темно-бардовые, а он хотел здесь синие в цветочек. Так что мальчик принялся помогать бабуле и так увлекся, что не услышал с первого раза команду прекратить рвать бумагу. Он остановился, когда женщина уже кричала: «Хватит, хватит! Мать убьет нас!»

Сережа посмотрел на стену, там, где еще недавно были некрасивые обои, теперь находилась черная прямоугольная жестянка. Бабушка дернула ее и оттуда высыпались мелкие угли.

Нужен хворост, Сережа, мы сможем сходить по-быстрому. Там, не доходя до леса есть целая куча, помнишь? Горожане напилили от жадности, а все увезти не смогли. Пока не стемнело еще надо идти!

Мальчик представил как весело бежит по полю, разбрасывает ветки в разные стороны и смеется. Он взглянул на неповоротливую бабушку и понял, что путь будет долгим.

Я могу сам сходить, я ведь не один раз там гулял.

Женщина задумалась.

Нет, боязно тебя одного отпускать, лучше я с тобой пойду. Бабуся хотела быстро подойти к мальчику, но споткнулась обо что-то и рухнула на пол. Сережа даже не успел понять, что произошло. Он повернул голову и увидел, как бабушка лежала посреди комнаты и махала рукой на кота Марсика– виновника происходящего. Животное смотрело на нее непонимающими глазами.

Женщина сильно ударила ногу и не могла встать. Кое-как, держась за внука, она вскарабкалась на диван. Сереже было жаль бабусю, и даже немного стыдно от того, что в душе он вздохнул с облегчением, понимая, что теперь бабушка не сможет пойти с ним за дровами.

Ну, пока, ба! – кричал он, обувая высокие валенки брата. – В лесу в них будет самое то!

Осторожнее там, сыночек и поскорее. Санки возьмешь, на них наложишь веток и домой, да выбирай хорошие, ровненькие.

Сережа уже не слышал. Он мчался по полю, следы от полозьев нарушали бескрайнюю гладь белой пустыни из снега. Было очень красиво, величественно и тихо.

Снег скрипел под ногами. Если бы можно было посмотреть на Сережу с высоты птичьего полета – это была бы маленькая точка, рисующая кривую. Точку, просто блуждающую на бесконечном просторе.

Внезапно дорогу осветило разными цветами, послышался гул за спиной. Мальчик повернулся и увидел настоящий летательный аппарат. Он сразу понял, что это инопланетный корабль. Снаружи он походил на вытянутый цилиндр с маленькой пимкой вверху. Поэтому сразу вспомнилась батарейка. Буквально через секунду открылась арочная дверь летательного аппарата, и оттуда выпрыгнуло зеленое существо. По мере того, как оно приближалось, существо приобретало очертания маленького мальчика. И вот Сережа увидел, что перед ним стоит такой же Сережа, будто отражение в зеркале, правда оттенок кожи был все же зеленоватый.

Кто ты? – с опаской спросил Сережа. В ответ последовало продолжительное молчание. Затем пришелец повторил.

Кто ты?

Я Сережа, а ты кто?

Я – Си-рожа, – произнес он в ответ.

Да нет, это я – Сережа, понял.

Я — Си-рожа! Я — Си-рожа! – повторял как заведенный он.

Тьфу ты нуты, заладил.

Сережа еще не поверил до конца в существование этого космического пришельца, но сразу понял, что это лучше, чем если бы на него напал медведь.

Нам нужны ветки, чтобы разжечь огонь в доме, понятно?

Агони? Не понятно? А хочешь узнать какая у нас планета? Какие дома?

Он казался Сереже забавным.

Конечно, – мальчику было очень интересно послушать этого Сирожу. Тогда пришелец взял его за руку и попытался что-то прочесть по руке, во всяком случае Сереже казалось, что он читает.

Спустя несколько секунд иннопланетянен с торжественным видом объявил:

Спасибо, я выучил язык землян, он оказался совсем не трудным всего 33 уквы, теперь я могу свободно изъясняться с тобой, я знаю все ваши слова.

Ого! Уже все выучил, вот бы и мне так, а то придется ходить в школу целых 11 лет, а тут две секунды и готово!

Сережа представил себя мальчиком со множеством медалей и кубков. Самым умным мальчиком на планете.

А математику можешь так же быстро выучить?

Математика — наука о числах, мне нужно пролистать какую-то из ваших книг, этого будет достаточно.

Ух тышка! А меня можешь научить?

Но пришельца мало занимала наука, ему не терпелось скорее поведать собеседнику о своей планете.

Пока я летел над этой деревней, я видел множество великолепных сосулек, до чего же они красивые! А на нашей планете никогда не бывает зимы, у нас очень жарко. Поэтому мы живем под землей. У нас даже нет крыши над головой.

Да, у нас очень красиво и зимой, но лето мне нравится все же больше.

Я не чувствую холода, но я вижу, что темнеет. Без света мне не нравится.

Сережа только сейчас вспомнил, что отправился в лес за хворостом. А прошло должно быть уже много времени. Мигалочка на ракете переливалась всеми цветами радуги, и Сережа подумал, что было бы неплохо иметь такой ночник.

Пришелец никак не хотел отставать от мальчика, все рассказывал свои истории, а Сережа уже начал волноваться за бабушку. Он сказал, что нужно весь хворост погрузить в сани и отвезти к тому дому, что виднелся вдалеке.

Тогда инопланетянин достал из кармана светящийся пульт. Нажал на кнопку и весь хворост быстро перевязался кучами и отлетел по воздуху в сторону дома.

Сережа побежал за санями.

А Сирожа за ним.

Утро с бабусей

В одно морозное утро Серёжа проснулся и сразу понял, что дома никого не было. Тишина. Никто не бегал по коридору, шаркая тапками, не ревел громкими песенками игрушечный трактор Дениса. Не пахло жареной картошкой и луком, как бывает, когда готовит папа.

«Совсем никого!» – пронеслось в голове мальчика. Он радостно выпрыгнул из постели и помчался в гостиную, чтобы убедиться в своем предположении. Но едва он переступил порог комнаты, как за спиной послышалось знакомое кряхтение.

«Бабуся!» – смекнул он. Бабуся – так ласково называли все главного члена большого Сережиного семейства, но бабушка была лишь второй по «главности» после деда Савы, об этом уж знали все, кроме нее.

Сначала умываться, зубы чистить, потом – за стол, – ее командный голос прогремел над головой мальчика, давая понять, что не стоит надеяться ни на какие компромиссы. Настроение Сережи молниеносно исчезло. Он нехотя поплелся в ванную комнату.

Все уехали, по делам… а нас с тобой тут оставили, прохиндеи, за домом глядеть. На самом же деле мы просто не помещались в развалюху твоего папы, а из-за того, что кто-то любит долго спать, решили не брать и тебя. Скоро приедут, не боись, пару дней побудем сами.

Что-то ёкнуло в груди. «Целых два дня с бабусей!» Не то что бы Сережа не любил ее, иногда она была очень веселой и рассказывала смешные истории про домовых и кикимор, про всякую нечисть или про котов. Но обычно только и делала, что монотонно повторяла: «Бу-бу-бу…», подобно самовару из стихотворения Корнея Чуковского. Тогда внук ее не слушал и думал о чем-то своем. Или вспоминал какими пушистыми были «и хвосты и Федорины коты». У Сережиной бабушки тоже была особая любовь к этим милым животным.

Пожалуй, своих котов она любила даже больше, чем всех детей и внуков на свете. Так говорил Саша – старший брат Сережи. А еще бабуся каждый раз добавляла, что кошка – бережет дом от всякой нечистой силы, что такой зверек – хранитель дома. Рассказы в общем-то были не плохие, можно было послушать. Хуже дела обстояли с кашей, которой она кормила детей – просто гадость! Жесткая, липкая и противная одновременно. Твердая, а посередине зернышка коричневая пунктирная полоска и когда на нее долго смотришь (есть ведь ее совсем не хочется) кажется, что каждая крупинка – это маленький жучок. И будто его белая спинка топорщится у тебя в тарелке. Сережа представлял, как бедное насекомое шевелит лапками и проваливается в этой теплой серой массе. И есть еще больше не хотелось. Аппетит куда-то улетучивася и приходилось придумывать разные отговорки, просить чипсов и крекеров или дразнить бабушку. Но бабуся у Сережи боевая была и на подобные капризы лишь говорила: «Ты с мое поживи, тогда и поучать будешь!» Мальчик столько раз пытался узнать сколько же ей на самом деле лет, а женщина всегда отвечала: «Ох и не спрашивай, коточек, за сто давно перевалило, да ты кушай, кушай…».

Сережа кое-как пережевал вязкую смесь и отправился в гостиную смотреть мультфильмы. Вскоре бабушка управилась с делами и присоединилась к нему. Все ахала и охала о том какие страшилки сейчас по телевидению показывают. Она немного подождала в надежде, что мальчик сам переключит телепрограмму, но не вытерпев все же потянулась за пультом. Сережа оказался проворней. Внук подхватил предмет и бросился в другую сторону комнаты. Бабушка засеменила за ним.

Сереженька, котик, давай что-то другое посмотрим, бабушка устала тоже. Только мальчик собрался сделать маневр через подлокотник дивана, как телевизор выключился. Гудящий в кухне холодильник тоже затих.

Это что еще? Непорядок! Надо срочно позвонить в диспетчерскую электрикам, узнать в чем там дело. Но ее мобильный телефон был, как обычно, разряжен и включить его без подачи тока не представлялось возможным.

Сережа и подарок пришельца

Все знают Сережу, озорного мальчишку шести лет, живущего в одной неизвестной деревне. Дом его семьи стоит на окраине. Вокруг тянутся обширные поля и леса. Летом Сережа с братьями резвится в колосьях золотой пшеницы, а зимой вытаптывает дедовскими валенками дорожку к непроходимому лесу, чтобы вдоволь наиграться в нем. Лес У Сережи самый настоящий – будто сказочный, дремучий. Ночью по просторам гуляют волки, лисы и медведи, а иногда встречаются и совсем необычные герои, например, как в нашем сегодняшнем рассказе.

Читать далее


  1. УТРО С БАБУСЕЙ

  2. ВСТРЕЧА С ПРИШЕЛЬЦЕМ

  3. ВОЛШЕБНАЯ МИГАЛОЧКА

Рассказы, повести

СТОРОННИЙ НАБЛЮДАТЕЛЬ (рассказ-размышление)

СИЛЬНАЯ ДЕВОЧКА (зарисовки)

ВСЕ В ЭТОМ ХОЛОДНОМ КАМНЕ (рассказ, реализм)

БИЛЕТ В НОВУЮ ЖИЗНЬ (реализм)

АЛАЯ ПОМАДА (хоррор)