Анастасия Колесникова

Посты автора anastasia

Анастасия Колесникова

Анастасия Колесникова

http://odi-et-amo.ru

Художество

Здесь буду создавать свое портфолио художника, пока что только очень старые работы, все что от них осталось…plombir_stihi_asten_collin

asten_collin_illustratsiaИллюстрации к книге Оди этАмо

Потеря

Когда стемнело, она незаметно вышла на улицу. Цезарь нехотя встал, потянулся и, виляя хвостом, подбежал к хозяйке. Амадея привязала его веревкой к дереву. Не понимая происходящего, пес скулил, покорно заглядывая хозяйке в глаза. Ей стало жаль расставаться с ним, но она успокаивала себя тем, что уходит не навсегда. Чтобы собака своим лаем не разбудила родителей, Амадея достала заранее приготовленного цыпленка. Кинула его Цезарю и со всех ног помчалась прочь.

Она бежала долго, пока не начала задыхаться. Лишь теперь девушка остановилась и огляделась.  Оказалось, она уже почти добралась до реки, вдоль берега которой, рос хвойный лес.

Амадея знала, (отец не раз рассказывал ей), что если идти по лесной тропе, то примерно через сутки окажешься в городе. Времени у нее было достаточно.

Становилось холодно, девушка шла, вспоминая рассказы о разбойниках и диких животных. Чтобы отогнать от себя страшные мысли, она решила тихо петь. Так она брела всю ночь и уже под утро, когда начало светать, совсем рядом Амадея  услышала грубый мужской голос.

Вскоре, из чащи леса вынырнул усатый мужчина, и направил на нее старинный арбалет. Рядом с ним скалилась огромная собака. Разглядев девушку, охотник опустил оружие и прикрикнул:

– Фу, место! – и только что, «рвущаяся в бой»псина, завиляла хвостом и побежала к костру, горящему неподалеку.

Амадея, с детства не боялась собак, но сейчас не на шутку перепугалась, хотя вида старалась не показывать.

Переведя дух, сказала:

– Я тут, знаете ли, гуляю, никого не трогаю…–  она слегка задумалась, а потом добавила – До свиданья! – и поспешила уйти.

– Стой! – промолвил человек, – Кто ты? И что делаешь в лесу одна в такую рань, ты, видимо, шла всю ночь?

Амадее, конечно, не хотелось рассказывать о себе, тем более о своей сокровенной мечте первому встречному, но так как врать она не умела, быстро ответила:

– Я иду в город, хочу купить краски и лаки.

– Это дорогое удовольствие, а деньги у тебя есть? – охотник хитро прищурился.

Перед глазами пронеслись ужасные картины, как этот человек убивает ее, забирает брошь. Она тревожно ответила:

– Нет…пока.

– А чем же, ты будешь расплачиваться, а? Красавица!? – при этом он посмотрел на нее так, что она вся залилась краской, но решила, что лучшая защита – нападение:

– Там меня ждет отец, он палач, он даст мне денег!

– Странно, конечно, –  охотник двинулся к ней навстречу, понизив голос. – Посылать дочь одну, да еще ночью.

– Он меня не посылал, я сама, а то купит не то или забудет вовсе.

Мужчина поравнялся с девушкой и заглянул в ее серые глаза.

– Глаза – зеркало души человеческой, они никогда не врут…

Амадея почувствовала, как по спине бегут маленькие мурашки.

– Я вижу тебе страшно? – в этот момент его лицо расплылось в нахальной гримасе.

– Да, – понизив голос, вымолвила она.

– Но ты честная и добрая девушка, а я злой одинокий охотник, что объединяет нас с тобой сегодня, сейчас?

Амадея молчала.

– Ночь! Только взгляни, как она прекрасна! Мне посчастливилось встретить тебя, я так давно брожу в лесу совсем один. Бывало раньше здесь много путников, а теперь подчас не с кем даже поговорить. Ты вся дрожишь, пойдем к костру я накормлю тебя свежениной! – его лицо стало мягче, он указывал в сторону костра.

– Нет спасибо, я не голодна, – вежливо отказалась девушка. – А вот у костра, пожалуй, погреюсь, а то вечером здесь совсем сыро, нужно просушить все это! – и она подняла с земли книгу, которую выронила от страха из рук.

– Наверное, ты, умеешь читать? – настороженно поинтересовался охотник.

– Немного, но это куклы, я их сделала сама и хотела раскрасить.

Она достала свои творения и показала охотнику, сказав, что он первый человек, который их увидел. Хоть мужчина  ничего не смыслил ни в книгах, ни в куклах, все же был тронут  доверием прекрасной юной особы. В благодарность на ее откровение, мужчина поведал ей свою историю.

– Знаешь, это замечательно, что у тебя есть мечта! К своей мечте нужно идти пренепременно! Падая – вставать, сгорая – вновь возрождаться из пепла, подобно птице Феникс…знаешь такую?  Я вот ищу свою птицу, птицу — Зарья, она правда существует… – он слегка откашлялся – Ты веришь мне?

Амадея слегка качнула головой.

– Я ищу ее всю свою жизнь, о ней мне еще рассказывал мой прадед. Говорят, она переливается зеркальным блеском и в нем отражается твое счастье. Одно ее перо способно сделать несчастного – самым счастливым на свете. А у каждого человека, как известно, оно свое.

Слушая охотника, Амадее показалось, что ее собеседник, глубоко несчастен, и он, словно прочитав ее мысли, замолчал.

Тогда она угостила мужчину вкусными пирожками, а он пообещал вывести ее из лесу на короткую тропу. Девушка немного вздремнула у костра. Они вместе позавтракали и отправились в путь.

Стоя на опушке леса, откуда уже был виден город, мужчина протянул Амадее кожаный мешок, в каких, обычно, носили деньги.

– Зачем? – с недоумением спросила девушка.

– Мне они не нужны, я живу в лесу, а тебе могут пригодиться, у тебя ведь есть мечта! – он подмигнул ей и широко улыбнулся.

– Но…

– Бери! И не о чем не думай! Когда станешь богатой, а так непременно и будет, возможно вспомнишь и меня.

Амадее стало стыдно, что она не рассказала охотнику про брошь. Нащупала цветок под подолом платья, убедилась, что украшение на месте. Глядя мужчине вслед, Амадее очень захотелось, чтобы  его мечта сбылась, и  он нашел свою птицу Зарья.

Осторожно убрав деньги, она радостная помчалась вниз к стенам города, теперь девушка была действительно окрыленная своей идеей как никогда раньше.

Билет в новую жизнь

Жизнь так велика, в ней нельзя что-то не успеть,
Но она так мала для того, чтобы успеть все…

 

Глава первая

– Я ничего не вижу, свет режет глаза! Я что ослеп? Пытаюсь открыть глаза, но все тщетно, только свет, он такой сильный, что я не могу их разомкнуть!

– А ты можешь что-нибудь сделать? Пошевели рукой или хотя бы пальцами.

– Это все я могу,  я все чувствую, но только не глаза!

– Хм…Очень странно…Насчет три, ты, просыпаешься. Итак, один…два…три!

Марк открыл глаза. Его взору представилась все та же маленькая квартира, в которую он вошел несколько минут назад: обычная двухкомнатная малосемейка, одна комната которой была специально оборудована для интересного рода сеансов. С потолка свисали многочисленные ловцы снов, в углу находились страшные «жабы-Будды», плюс ко всему денежные деревья и «панно-мультяшки», вышитые бисером.  Православные иконы соседствовали с четками в виде человеческих черепков и всякими оккультными вещицами.

– Как ты себя чувствуешь? – спросила женщина, вертящая в руках какой-то предмет: то ли жезл, то ли  рукоятку.

– Все нормально, ну? Что вы там увидели что-нибудь?

– Все намного хуже чем я ожидала, думаю одним сеансом здесь не обойтись, но ты не волнуйся, еще пару раз придешь ко мне, и все образумится, я тебя вылечу.

Марк начинал  злиться.

– Вылечите, от чего?

– Сознание очень закрыто, придется поработать…– женщина не успела договорить, так как парень вскочил с места и кинулся к двери.

– И сколько я вам должен за такую вот консультацию ни о чем? – Марк явно не скрывал своего недовольства, показывая, что платить вовсе не собирается.

Женщину это ничуть не смутило, и она снисходительно улыбаясь, ответила:

– Тысячу, согласно прейскуранту.

Парень округлил глаза, быстро нащупал купюры, разбросанные по всем карманам, извлек нужную. Отдал гадалке, даже не глянув на нее, и шагнул за порог. Марк очень спешил покинуть это место и чуть не сбил входящую в квартиру девушку.

Парень лишь мельком взглянул на нее, но этого было достаточно, чтобы оценить всю красоту: светлые локоны струились по белоснежным плечам, а большие темные глаза создавали контраст. От столкновения у нее из рук выпали бумаги, она села на корточки, быстро сгребая их в кучу. Марк разглядел среди кипы фото смуглого парня и билет на электричку. Она слегка улыбнулась, хотя лицо было полно грусти. Марк хотел было помочь, но все содержимое уже находилось в ее хрупких руках, и ему ничего не оставалось, кроме как ретироваться.

http://odi-et-amo.ru/wp-content/uploads/2018/07/гадание-билет-в-новую-жизнь-рассказ.jpg

Он вышел на улицу, благо медиум проживала на первом этаже обшарпанной хрущевки. К подъезду подъехало такси. Из машины буквально вывалилась полупьяная женщина солидного возраста, одетая в полицейскую форму и направилась к подъезду.

«Да здесь и впрямь сброд блатных и нищих!» – подумал Марк.

– Скажите, м-молодой че-ло-век, здесь живет Глафира – экстрасенс? – женщина приосанилась и говорила хорошо поставленным голосом, слегка растягивая слова.

– Да, проходите, слева квартира.

– Вы оттуда? Что понравилось?

Марк не нашел что ответить. В голове промелькнуло: «Я что на курорте был, что за вопрос, Понравилось… нет, блин, не понравилось, скажу больше – цены бешеные!»

Он мотнул головой и прошел вдоль улицы, свернув в подворотню. Здесь высились две шестнадцатиэтажки, пожалуй, единственные в городе, у которых на дверях отсутствовал домофон.

  Дома были полупустыми. Здания требовали капремонта, и те жильцы, которые уже отчаялись в ожидании средств от властей, давно покинули свои квартиры. На огромных, неостекленных балконах часто собирались подростки, преимущественно из неблагополучных семей – покурить или что-то посерьезнее.

Вот и сейчас, взглянув под ноги, Марк заметил, что двумя этажами ниже балкон занят, и двумя выше тоже. Он посмотрел на двор. В беседке сидели, так называемые «завсегдатаи» – люди неопределенной социальной принадлежности, разного возраста и профессий, но всех их объединяли общие интересы – выпивка и карты.

В России в каждом дворе есть такие вот люди, порой кажется, что они одни из счастливейших в этой стране.

Марк не хотел ни с кем разговаривать, просто стоял и размышлял о своей жизни.

Недавно стукнуло тридцать, юбилей, как — никак! Вот только радости особой он не чувствовал. Да и гордиться было нечем. Многие его одноклассники и знакомые уже женились, обзавелись детьми, купили квартиры, машины и прочее. А что Марк? Ни жилья, ни девушки, даже постоянной работы нет. Как так случилось что абсолютно неглупый человек, с золотыми руками, спортивного телосложения, приятной внешности – совершенно один в этом мире, никому не нужный никто!

Разве мог Марк, даже десять лет назад представить, что его жизнь будет такой! Конечно, нет!

В двадцать лет мы полны амбиций, желаний, стремлений, кажется, что весь мир ждет только нас, и все двери открыты. Но идут годы.  Неудачи, лень, чужое мнение, неуверенность в собственных силах – все это, увы, не делает нас сильнее. Мы становимся приземлёнными, мечты кажутся наивными и несбыточными, а жизнь скучной и однообразной.

Когда Марк учился на каменщика, то знал что без работы никогда не останется. Если быть мастером своего дела, то тебя всегда позовут на заработки.

В современном мире здания растут как грибы, важно попасть на хороший объект, и дело сделано – работай и получай приличные деньги. Вот только даже работая без выходных и по ночам, на квартиру вряд ли заработаешь раньше 50-ти лет, а нужна ли она потом? После такой тяжелой физической нагрузки возраст подходящий копить на захоронение.

«Эх, Русь – матушка! До чего же, ты, работягу обычного довела! Хочется жить, как по телевидению показывают: «Бентли», яхты, «пентхаусы», все дела… а если без иллюзий, хотя бы «Приору» прикупить, для работы. Нет, в нашей стране, честным трудом никогда не заработаешь, валить отсюда надо!»

Мысли перебил пронзительный свист. Марк посмотрел в сторону картежников. Высокий худощавый парень махнул ему рукой.

– Маус! Иди сюда, калым есть! – крикнул он.

Марку вовсе не хотелось идти к этой компании, но делать было нечего, работа была нужна!

Он спустился по лестнице, вышел на улицу. Еще не дойдя до беседки ощутил знакомый запах перегара. Парень, по прозвищу Длинный закурил и протянул пачку Марку.

– Бросил… – слегка неуверенно произнес тот.

– Ну надо же, не смеши, знаешь, что хоть в шелк одень неряху…– он не договорил, так как седой загорелый мужчина перебил его:

– Отстань от пацана, пусть сегодня не покурит, завтра сам же стрелять будет! – и он продолжил увлеченно что-то обсуждать с другим завсегдатаем.

Слова не понравились Марку, но он промолчал.

–  Так, что за работа, Длинный, говори, есть что?

–  Хозпостройки или гараж, точно не понял, мужик какой-то с юмором. Сделать на коттедже у одного авторитета, только без косяков, сечешь?

Вот и сейчас Марка задела обида за свою долю.

Казалось бы кто такой этот Длинный? Вообще, по сути, никогда нигде не работал; пил, гулял, но и у него есть жена и двое детей, родители деньжат подкидывают регулярно, живи – не хочу! А Марк работал-работал, еще подростком начинал на стройке подсобником, а так ничего и не заработал. Стоит этот Длинный, как на шарнирах качается, а взгляд надменный, будто он сам авторитет какой! Нет, валить отсюда, менять жизнь на 180 градусов!

–  Так что, где коттедж, далеко?

– Километров восемьдесят от города, жить в вагончике, все условия, оплата сдельная, завтра можно приступать, – он протянул Марку свернутый листок бумаги.

–  Надо съездить, посмотреть, – Марк не очень верил собеседнику на слово.

– Только не тяни, это место заберут с руками и ногами!

В разговор влез все тот же седой мужчина:

– Вот ты, сосунок, знаешь за ГУЛАГ что-нибудь, ну, хоть Солженицына знаешь? – он обращался к Марку.

Тот пожал плечами.

– Во-о! Видал! –  седой развел руками. – Человек, который заставлял колебаться великие умы! Шевелил людей, они задумывались над своей жизнью, имели понятие, а сейчас что? Читают ли, вообще? – мужчина сильно жестикулировал, косясь в сторону парней.

–  Да читают, того американского очкарика – Гарри Потный, слыхал?

И оба мужчин громко захохотали, смеясь придуманной детской шутке.

Марк был поражен. Двое «престарелых алкашика» (так он называл их за глаза), которые обычно сетуют на судьбу, сейчас вели непринужденную беседу о литературе!

– Ну, допустим, очкарика я знаю! – вмешался  в беседу Длинный.

Седой продолжил, уже не смеясь:

– А я что говорю! Запретить эту иноязычную ересь крутить по телевизору! По ихнему компьютеру, пусть книги лучше читают!

Второй утвердительно кивал.

– Когда же их читать, как работать надо, деньги зарабатывать! – Марк словно оправдывался, но не перед ними, а перед самим собой.

– А это не ты ли здесь сутками сидел раньше?

– Да…но

– Темнота! Вы ни истории не знаете, ни литературы, росло-росло, да что оно выросло!

Марк метнул в мужчину злобный взгляд, все это начинало его выводить из себя.

– Да на какой хрен, мне ваша литература? Мне жрать надо, даст Бог, семью кормить!

Но мужчины явно не слушали, продолжая вести диалог между собой.

– Не Россию хаять надо! Молодежь! Сама руки опускает, ничего не хотят! – загорелый вновь махнул рукой в их сторону.

Длинный как-то недобро заржал и подсел к ним.

Марк был очень возмущен, хотел было возразить, но седой опередил его:

– Даже Гришка-дурачок, больше вас знает!

Марк плюнул с досады и пошел в сторону своего дома.

Глава вторая 

Еще не наступил полдень, но солнце очень сильно пекло, и он решил поехать на другой конец города, на местный пляж.

Он зашел в трамвай. Напротив сидела девочка-подросток, уткнувшись носом  в свой планшет. Марку стало интересно, что же она там читает, а может просто в социальных сетях общается. Он встал и прошел вдоль вагона. На обратном пути слегка наклонился и увидел, что это была все же электронная книга. Почему-то он вздохнул с облегчением, очень уж не хотелось верить словам алкашиков. Но теперь оставался главный вопрос: «Что читает?»

Девчонка никак не реагировала на заглядывавшего через плечо молодого человека.

«… и ничего, что только на сорок шестом году определился, нашел-таки свое призвание, этого вообще могло не случиться, не послушай я тогда голос своего сердца, и, разумеется, коуча!»

Дальше Марк читать не стал, прошел мимо и сел на свободное место. Ехать было около получаса, и он решил слегка вздремнуть, но в голову опять лезли всякие мысли.

 «Нет, в самом деле, что сейчас читают – ерунду всякую! Аффирмации, самовнушение, познай себя…тьфу, думать тошно! Разводят демагогии, а на самом деле шарлатаны они все! Вот, к примеру, взять этих коуч-тренеров, написали себе сайтик, пару видео вставили, где они сидят и лыбятся нереально широко, одно и то же втирают, мол, надо действовать, купите у нас полный курс и прочее.  Все!!! Деньги капают, ручки не пачкаются! Или же – сейчас модно быть экстрасенсом или медиумом (вспомнив недавний сеанс, Марк нахмурился).  Тоже неплохо, вот эта покрутила какой-то хренью перед носом и извлекает: «Тысячу!» Себе что ли заняться таким бизнесом?! Я к ней зачем ходил, (первый раз в жизни, угораздило же!) спросить, куда лучше ехать, чтобы судьбу перевернуть, на распутье я, а она мне: «Придешь на вокзал, и жизнь твоя изменится!» Это, блин, и дураку ясно!»

За философскими мыслями время быстро пролетело, и Марк  не заметил как назвали его остановку, он быстро выскочил из вагона, увидев в окно знакомый район.

Возле пляжа столпилось много народа, все они кричали и размахивали плакатами. Он рассмотрел лозунги: «Нет войне!», «Молодежь­ – не хочет убивать!», «Правительство – не молчи!»

Здесь были репортеры местного телевидения. Марк заметил своего одноклассника, держащего в руках камеру. Быстро протиснулся к нему.

– Здоров! Что еще за акция?

Парень не очень обрадовался появлению «старого друга», так как в школе он принадлежал к категории ботанов, и Марк, часто над ним подтрунивал. Однако руку протянул и быстро ответил:

– Подростки договорились через интернет встретиться и донести до властей свое отношение, к происходящему в мире! Людей волнует их будущее, к чему им стремится, когда нет уверенности в завтрашнем дне!

Марк усмехнулся.

– А у нас была она, уверенность, а Чахлый? – Марк думал, что при произнесении школьного прозвища одноклассник как-то стушуется, но тот даже не подал вида, словно был готов к такому повороту событий.

– Это не просто митинг, здесь  молодежь, и не только. Люди еще и самореализуются! Вон, посмотри, там стихи читают  и картины пишут, что-то типа независимого фестиваля, организованного юными дарованиями. Этим ребятам не наплевать на будущее страны, на насилие в мире и бездействие властей.

 – Да кому нужны их стишки, чушь и сопли!

Парень посмотрел на Марка обреченно:

– Если тебе это не интересно, иди, куда шел, а, Маус? – и он сделал рукой жест, давая понять, что ему надо работать.

Это взбесило Марка, так как он ненавидел, когда его называли Маусом (прозвище дано по фамилии Марка – Мышин), если бы бывший одноклассник был не на работе, то точно получил бы от него затрещину.

Он отошел и двинулся в сторону чтецов.

«Тоже мне, юные дарования, я вот хотел раньше детским писателем стать, теперь что? Кто бы читал мои дурацкие книжки, да кто бы их для начала профинансировал? А эти, прям, встретились, прочитали друг-другу, а дальше-то что!»

Выступала девушка с рыжими волосами, все ее лицо было засыпано веснушками:

Не ища оправданья, порицая вождей,

Все ж Россия вставала, стиснув зубы сильней!

Только кто же боролся?

Ни чета богачей! –

Бедняки, что подчас не смыкали очей!

Да, теперь им  – «Спасибо!», голословно – «Ура!»,

Только разве за это сражалась страна?!

Вы не видите, ада открыты врата,

Убивающий брата – попадает туда!

Кто сегодня в ответе за молчанье властей,

Как рабочий зарплаты, ждем плохих мы вестей.

Сын домой не вернется, не расправит кровать,

Сердце женское бьется и не в силах принять,

Что домой не вернется, он ушел воевать,

Где-то плачет в бессилье нестарая мать!

Она закончила с чувством, все аплодировали.

«Пожалуй, что и ничего стишки…– подумал Марк, – ну, покажут по местному телевидению, вот и вся слава».

Он быстро стянул с себя футболку и шорты, прыгнул в воду.

Когда же вынырнул, все показалось ему совершенно другим. Те же митингующие, Чахлый снимает, девчонки купаются, но все как-то иначе. Вот, что действительно обладает волшебной силой – вода! Марк словно проснулся, ему не хотелось ждать до завтра, чтобы ехать на объект, он решил, не теряя времени, отправиться туда прямо сейчас.

Когда он бежал на остановку, то обратил внимание на кучку подростков, которые окружили Гришку. (Гришка — дурачок – это местный бомж, что живет под городским мостом, говорили, что с головой у него не в порядке.  Раньше учителем литературы работал, а затем спился. Лишился квартиры, вот нервы и сдали.)

Он ходил на руках, и приговаривал:

Раз в крещенский вечерок

     Девушки гадали:

За ворота башмачок,

     Сняв с ноги, бросали;

Снег пололи; под окном…

А потом ловким движением становился на обе ноги и кричал:

– Кто написал, кто написал?  – делая ударение в слове сначала на второй слог, а затем на третий,  и рвал на себе волосы, не дожидаясь ответа.

Пацаны только ржали, хлопая его по плечу. Гришка был похож на зверя, загнанного в клетку. А один подросток протянул ему монету. В благодарность бомж захлопал как обезьянка, одним махом перепрыгнул через толпу и помчался прочь.

– Ого!!! Ничего себе прыганул! – крикнул один из толпы.

– Да ему в цирке выступать надо! – отозвался кто-то.

В эту самую секунду Марк твердо решил добиться, поставленной цели.

И все словно помогало ему: он успел на последний рейсовый автобус, познакомился с приятной девушкой, которая оставила номер телефона и, выходя из вагона, нашел тысячу рублей. Впервые в жизни нашел деньги, ту самую сумму, что отдал незаслуженно, как ему казалось, гадалке.

«Видать, справедливость есть!» – извлек он, сминая купюру, и засовывая ее в свой карман.

Так он прибыл в пригородный поселок, и сразу дал оценку местности  – село. Есть и трехэтажки, но разве это показатель?

«Тем лучше, отдохну от суеты, заработаю денег на новую жизнь!»

Марк быстро нашел район, где находился его объект (дома здесь были далеко небедные, но именно этот никакой особой планировкой не выделялся, обычный мансардный дом, поросший виноградником), сверил адрес и постучал в дверь.

Открыл пожилой мужчина, одетый в старомодную одежду, выглядел он, как этакий добряк.

– Здравствуйте, я по поводу работы, хозпостройки или что там у вас, я каменщик.

Мужчина молчал, обсматривая Марка сверху вниз.

– А что умеешь — то класть, а?

Марк начинал злиться.

– Да я, бать, все могу, в принципе, и коттеджи строил, не хуже вашего…

Мужчина замахал руками и закричал:

– Да, ты, погодь, погодь! Хуже-не хуже, ты же не видал еще его, а уже оценку даешь, непрофессионально, сынок.

«Да, с таким работать, одно мучение, – подумал Марк, решаясь уже уйти – дед, старой закалки, весь мозг вынесет…»

­ – Что стоишь — то, проходь, посмотришь, да и я на тебя посмотрю! – он говорил это явно давая понять, что не боится пускать в дом незнакомца. – Ко мне и другие приходили желающие, да все как один – балованные,  работать не хочут!

Парень заметил, что говорит он как-то по-стариковски, а строит из себя грамотного.

– Так, может, платишь мало, а, бать?

Мужчина ехидно оскалился:

– За ценой, не переживай, абы работа понравилась, а то хозяин за плохую работу может и наказать.

С этими словами мужчина резко распахнул двери, и взору Марка предстала огромная гостиная.

Все стены и потолок были расписаны иконами и библейскими сюжетами, обрамлены в золотые рамы. Деревянная лестница, которая вела на второй этаж и была полностью вырезана миллионами завитков. Все вокруг покрывал толстый слой позолоты.

Такой красоты Марк никогда не видел, хотя все это показалось ему чересчур набожно.

– Ну как? Строил такие, чай не строил? – мужчина улыбался, видя обескураженность парня.

– Не-е-е! Такие и не видал даже! – он перевел взгляд на собеседника и увидел, что тот стоит с ружьем в руках. Мужчина жестом пригласил сесть за стол, в углу, прямо напротив огромного зеркала в золотой раме. На столе стоял блестящий самовар.

Другой бы, наверное, на месте парня слегка испугался, но не Марк, ему терять было особо нечего. Прошел по комнате вразвалочку и сел на мягкое кресло, очень вальяжно, запрокинув ступню правой ноги на левое колено.

 Не обращая никакого внимания на ружье, продолжил:

– Так ты что смотрящий, типа, сторожила, да?

Разговорчивый мужчина  молчал.

– Мне, честно говоря, все равно, бать, что тут,  кто тут… кто тут у вас заправляет. Я буду в вагончике жить, только, чтобы душ был, да кровать.

Это, видимо, был своего рода правильный ответ. Мужчина поставил ружье в угол, и сел за стол, немного скося глаза на противоположную стену, что находилась у него за спиной, но Марк не придал этому никакого значения.

– Ну как, хороша роспись, поди?!

– Очень круто, конечно, но ликов, больше, чем в церкви, как жить-то тут можно, неуютно.

– От того и неуютно, как тебя бесы переполняют, гляди, так и лезут наружу!

Марк слегка поморщился.

– Да я сильно не верю в Бога, есть, конечно, что-то, что помогает (вспомнил найденную купюру), только что это? Может Вселенная или Высший разум, или инопланетяне, мне по барабану, честно, если кому-то помогают, то мне не сильно.

– Такой молодой, а уже и разуверился в жизни! Поди, случилось что? в семье?

Марк мотнул головой.

– Нет семьи, бать, не-ту! Один я, и монеты нужны на билет в новую жизнь!

– Что есть какой-то волшебный билет, чтобы заново родиться? –мужчина улыбнулся, изображая наигранное удивление.

– Ты, бать, давай, в душу мне не лезь, я сам знаю, что мне надо. – Марк начинал нервничать еще сильнее.

– Да, упаси Боже, душа – потемки, как водится! Новую – так новую, билеты – так билеты. Так сколько работа твоя будет стоить, называй цену.

Марк замялся. Он мог сказать уверенно, что дело свое знает. Всегда исполняет аккуратно и быстро, плюс цены не заламывает. Но сейчас не хотелось продешевить, деньги у хозяина, видать, водились.

– Вообще, обычно, сколько материал, столько и работа, что строить — то?

– Баньку надо, и сарайчик для птиц, любит хозяин птичек разных диковинных. А ты, что сам будешь работать, аль бригада есть?

– Нет бригады, сам справлюсь. Мне так лучше, там больше собираешься тогда, то больные, то шальные!

Мужчина усмехнулся.

– Чаек наливай, чтобы не сказал, что тебя не накормили.

Марк и вправду сильно проголодался, так как даже не успел перекусить на остановке быстрого питания, ведь отходил последний рейсовый автобус.

Он потянулся за чашкой:

– Так много народа трудилось здесь, художники там всякие?

– Да нет, один всего лишь, как ты, все сам хотел сделать.

– Ну, ничего себе, это ж сколько времени нужно?!

– Да он и не спешил, однако, пять лет, и до сих пор на втором этаже не все расписано… – мужчина замолчал, ожидая реакции слушателя.

– Это ты что ли сам делаешь?

– Нет, чего Господь не дал, того не дал, это сам хозяин делает, для души, так сказать и красоты.

– Ну да, если деньги есть, можно и десять лет малевать! – завистливо произнес Марк.

–   Он в свое время, как ты не сидел, долго не думал над работой. Брал, да делал.

–  А с чего ты взял, что я сижу, я с детства вкалываю!

– И ждешь вознаграждения, и в Бога не веришь, и людям не доверяешь, и влюбляться боишься, разве жизнь это?

Марк удивился, как точно этот дед охарактеризовал его буквально за несколько минут общения.

– Жизнь такая, бать, тебе не понять, ты в другое время жил.

– Конечно, в другое!!! Мы жили в коммуналках, спали на полу, трудились на заводах чернорабочими, не могли себе лишнего купить, но  были счастливы! Мы были жадными до жизни! У нас даже мысли не возникало, что живем даром, что вот, другие живут лучше, мы были благодарны просто за сам факт своего существования! А сейчас что?! Жизнь обесценилась,  любой с пистолетом, может у тебя ее отнять, и любой готов за гроши свою жизнь отдать! – дед говорил обо всем этом с жаром.

– Да в ваше время таких куркулей не было! У хозяина твоего может и унитаз золотой?! – Марк понял, что портит впечатление о себе, но его словно задели за живое, его всегда больше всего трогала несправедливость.

– Может себе и золотой позволить, только незачем ему, он благороднейший человек, герой нашего времени, так сказать, помогает всяким бездарям!

Марк понял, что это камень в его огород, резко встал и направился к двери.

Мужчина схватился за ружье:

– Стоять, тебя еще не отпускали!

Лишь теперь Марк увидел, что сквозь зеркало просвечивался силуэт человека, наблюдавшего за ними. Это было просто стекло, тонированное «зеркалкой».

– Садись, парень, мы ведь даже не познакомились, я Иван Матвеевич, тебя как звать? – он ружьем указал на стул.

– Марк Александрович! – зачем-то съязвил он. Все это уже было не смешно, Марк понял, что попал в дом к полоумным и уже ругал про себя Длинного.

– Вот послушай историю одного человека и скажи, чему она учит.

– Назовем его Г. – гражданин. Он не был выходцем из детского дома, но и родители достались не голубых кровей. С детства был очень болезненным мальчиком, ему говорили, что он не доживет и до двадцати лет, потому что у него  врожденный порок сердца, родители, конечно, переживали, и частенько запивали свое горе беленькой, вместо того, чтобы заниматься ребенком. Но Г. очень хотел жить, это была его единственная главная цель – выжить, стать сильным и здоровым. Он начал заниматься воздушной акробатикой и завоевывал медали, стал известным человеком уже к шестнадцатилетнему возрасту. Г. всегда помогал бедным, и в особенности больным людям, на протяжении всей своей жизни, да и по сей день помогает, чего уж там таить. Деньги начали появляться, и решил он подобно всяким купить билет в новую жизнь, уехать из России, да никуда-нибудь, а в великую Америку! Снял все свои сбережения и отправился в аэропорт, купил билет на самолет.

Но до вылета оставалось несколько часов, и он пошел погулять по соседним улицам, где никогда не бывал. В одном дворе, в подвале находилось странное заведение, какой-то автоматный клуб,  на вроде казино. Г. никогда не играл в азартные игры, свято веря, что это плохо, но знал поверье, что новичкам везет, вот и  решил попытать удачу! А удача, как известно, не любит, когда ее проверяют! Он был еще очень юн – всего лишь двадцать один год… Проиграв небольшую сумму денег, сразу решил покинуть злачное место, когда поднимался по ступенькам кто-то ударил его по голове, и он потерял сознание. Очнулся: ни денег, ни паспорта, ни билета. Можно рассказывать еще долго, история эта очень занимательна, но нас интересует мораль сей басни, что скажешь, Марк?

– Что сказать, я таких небылиц сколько угодно насочинять могу, было б время!

– Вот опять ты, за свое, не веришь никому, жаль тебя.

Марк хотел возразить, даже привстал на кресле, но мужчина одернул его и продолжил:

– Я не буду говорить о том, как трудна в нашей стране процедура восстановления документов, как показывают истинное лицо друзья в трудной ситуации. Это все ты знаешь, не маленький. Безусловно, он проклинал свое желание испытать судьбу. Но оказалось, что тот самолет, на который он не успел, разбился, и тогда Г. понял, что Господь спас его, он вспомнил, что нет ничего важнее в жизни – самой жизни, остался здесь. Начал вырезать по дереву, рисовать и стал богатым человеком, но только своим трудом и абсолютно с нуля, и продолжил помогать нуждающимся. Еще у него есть хобби: среди молодых людей искать талант, помогать его раскрыть, а подчас спасает от алкоголя или даже наркотиков!

– Прям Робин Гуд! Я в такую ахинею не верю, мне никто не помог вот  в жизни, ни разу, ни родители, ни друзья! Ни этот Г., я бы назвал его, ну да, ладно, промолчу.

– А ты не подумал, что, ты, здесь не случайно, случайностей не бывает.

Марк повел бровью.

– Вот, бери, сколько надо, это твой задаток, аванс за работу! – и мужчина протянул ему веер из пятитысячных купюр.

Марк не шелохнулся.

– Ну, бери, не стесняйся!

Парень встал с кресла и направился в сторону двери.

– Я, хоть и безденежный, но не милостыню пришел просить! Работа – расчет, сделаю часть работы, возьму аванс!

– Это правильно! Вижу, хозяин в тебе не ошибся! – и он засеменил за молодым человеком.

– Так что завтра на самой первой электричке буду, пока не жарко, ты спать не будешь?

– Нет, конечно, приезжай.

Глава третья

Марк переступил порог и быстрыми шагами направился в сторону вокзала. Тут откуда не возьмись, навстречу ему выкатился, делая колесо Гришка – дурачок, приговаривая: «Кабы я была царица…» и протянул руку парню. От неожиданности Марк вздрогнул, и попятился назад, смекнув в чем дело, выругался, но мелочь на сей раз протянул.

Гришка обхватил его руку и заглянул прямо в глаза.

Лохматый, но не старый мужчина с кустистыми бровями. У него были добродушные голубые глаза. А усы и борода вовсе показались Марку чрезмерно длинными. Он будто нарочно тряс рукой во все стороны и заметил татуировку на тыльной стороне левой руки. Было написано: «Спасибо Господу…» Марк одернул руку,  и бомж исчез, быстро, впрочем, как и появился.

Марка волновал только один вопрос: «Стоит ли идти на эту работу, или они какие-то помешанные?!»

Когда он вновь успел на последнюю рейсовую электричку, то понял —   это благоприятный знак, решил, что все же заработает денег и уедет, наконец.

Последняя глава

Рано утром на перроне никого не встретишь примечательного. Какие-то цыгане, дорожники, торгаши и дачники, в общем, все у кого жизнь – не сахар.

Но среди всего этого народа Марк все же заметил блондинку на скамеечке, явно ждущую ту же электричку, что и он. Девушка закрыла лицо руками, вся ее поза выглядела трагично. Марк быстро направился к ней.

– Красавица, доброе утро, что грустишь, не выспалась?

Блондинка опустила руки, и Марк понял, что эта та самая девушка, которую он, чуть не сшиб с ног вчера у гадалки.

Она его тоже узнала, но ответила не очень дружелюбно, давая понять, что на диалог не настроена:

– Выспалась, просто не могу с мыслями собраться, то один отвлекает, то другой.

– С утра уже  отбоя нет от женихов – он подмигнул. – Неудивительно, такая королева на вокзале одна!

Девушка слегка улыбнулась.

– Я хотел тебя кофе угостить, в самом лучшем кафе страны! – он сделал па, указывая на покосившееся  одноэтажное здание с выцветшей вывеской: «Закусочная».

Красавица еще сильнее заулыбалась, давая понять, что оценила чувство юмора и поднялась со скамейки.

– Ну, раз в лучшем, грех отказываться! – подыграла девушка, и они направились в сторону кафе.

Стоя за столиком (т.к. стульев не было), Марк решил для поддержания беседы выбрать не лучшую тему:

– Так что тебе эта Глафира открыла все тайны бытия?

Лиля, так звали девушку, явно не хотела об этом говорить, она молчала.

– Да ладно тебе! Мне вот ничего не сказала, а тыщу стянула, ты что ей веришь?

– Да? С меня вообще ничего брать не хотела, мне она понравилась. Марк сразу вспомнил вопрос полупьяной женщины — полицейского: «Понравилось?»

– Это ты ей понравилась, видать, а я нет! – он сразу вспомнил привлекательную внешность парня с фото. – Лицом не вышел, что тут скажешь… Кстати,  где твой красавец с фотографии, жених ведь, не муж, кольца нет? – девушка поджала свои пухлые губки. Немного подумав, она выпалила:

– И жениха нет! Правду ты сказал, он решил, что слишком красив для деревни.

– Что боится испачкаться, — Марк удивился ее ответу, — ничего, отмылся бы, за один раз ничего не будет.

– Если бы раз… Да в том-то и дело, что еду на совсем.

– А что, там жить собираешься? – Марк  присвистнул.

– Да! А что в этом такого, кто-то же должен жить и в деревне?! Не всем – в столицу, да за границу! – она отвернулась.

– Да, но ведь там нет ни работы, ничего!

– Работа есть везде, просто молодежь бежит, потому что зарплаты маленькие, а цены, как в городе. Сейчас люди живут там, где есть работа. Колхозы нужно поднимать, сельское хозяйство! У нас ведь такие обширные земли! А беда одна – «емелевский синдром», как бы это на печи лежать, а оно само все пусть делается, так не бывает! – в эту минуту Лиля выглядела такой воинствующей, Марк вспомнил митинг на пляже. Он зашептал услышанные строки стихотворения (память у него была отменная), прочел не все, но этого хватило, чтобы собеседница пришла в восторг. Она так обрадовалась, что Марк разделяет ее идеи, что они долго проговорили на тему политики.

– И где же ты собираешься работать? – наконец добрался до интересующего вопроса Марк.

– Учительницей в школе, меня там уже ждут. Выйду замуж, рожу детей, и все у меня будет хорошо, – говорила она это очень уверенно. И Марку показалось, что так не может быть, что не может просто хотеться жить и все.

– Я хочу простого женского счастья. Не всем же быть великими. У меня никогда не было таких иллюзий, надо быть благодарными судьбе за то, что мы имеем, ведь и этого могло не быть. Я знаю, что мужчинам нравятся замороченные девушки, с амбициями, но я не такая, я обычная.

– Наоборот!!! Большинство хотят нормальных без нереальных фантазий! – возразил Марк.

– И без проблем, – добавила Лиля, – у меня мама лежачая, наполовину парализованная. Дальше будет еще хуже, рак головного мозга, бабуля за ней присматривает, но она уже очень старенькая, не справляются, мужчин нет, вся работа на баб Мане.

Марк ничего не ответил, он был очень удивлен и восхищен своей новой знакомой.

Объявили о том, что электропоезд прибывает на станцию.

Они сели в вагон, напротив друг — друга. Долго разговаривали, смеялись, им обоим казалось, что они знакомы очень давно.

Когда Марку нужно было выходить, прощаясь, он пообещал, что  когда-нибудь они обязательно встретятся снова. Лиля крикнула вслед:

– Удачи! Все равно будешь скучать по Родине!

***

Марк трудился целый месяц не покладая рук, Матвеевич кормил его, часто помогал. По вечерам они подолгу беседовали, сидя на улице, попивая чай или домашнее молоко с пряниками. Парню нравилась природа и отсутствие суеты, он действительно отдыхал здесь душой.

Когда же работа была выполнена, Матвеевич сказал, чтобы Марк пришел с утра, так как давать деньги на ночь – плохая примета.

Рано утром, Марк проснулся в прекрасном настроении, полный сил и желания к переменам.

Матвеевич не встречал его за самоваром на веранде, как было обычно, это немного насторожило парня. Он постучал в дверь, никто не открыл.

«Неужели кинули, быть не может!»

Так он прождал около часа, ему показалось, что это самый долгий час в его жизни.  К дому подъехал джип, и оттуда вышел представительного вида мужчина. Пузатый, волосы убраны в аккуратный хвост, очки в золотой оправе, одет в строгий перламутровый костюм, который сильно переливается на солнце, махнул шоферу, чтобы тот ехал.  Надменным взглядом смерил Марка, и произнес:

– Что трудяга, за расчетом пришел?!

Он ехидно прищурился и подошел к парню вплотную. Видя обескураженность Марка, рванул на себе пиджак. Марк увидел под пиджаком мужчины копеечную тельняшку. Тот уже доставал из-за пазухи круглый поролон, и пузо испарилось на глазах. Мужчина расплылся в добродушной улыбке, наклонился к сидящему на крыльце, похлопав его по плечу сказал:

– Весь маскарад, в твою честь! Так ты меня себе представлял, правда!? Как ты там сказал? Куркуль, говоришь, ха-ха!

И он засмеялся таким заразительным смехом, что Марк непроизвольно улыбнулся.

– Григорий Гаврилович, зови меня Гришка, так привычнее – и он протянул Марку левую руку, чтобы поздороваться. – В дом пойдем, сейчас самовар поставлю, а то этот Иван, бездельник, уехал к родне. Сказал, что справились вы, и был таков!– в словах о Матвеевиче Марк сразу уловил нотки скорее любви, а не  укоризны.

Марку показался этот голос знакомым, но промелькнувшая в голове мысль казалась абсурдом, он не мог поверить в свои предположения. Когда же он опустил глаза на протянутую руку, его сомнения рассеялись. На тыльной стороне ладони все тоже: «Спасибо Господу…»

Григорий уже прошелся вдоль кухни, напевая:

Не жалею, не зову, не плачу,

Все пройдет, как с белых яблонь дым.

Увяданья золотом охваченный,

Я не буду больше молодым…

Марк не мог поверить своим глазам.

Они долго еще проговорили обо всем, только не о новой жизни. Григорий отдал ему деньги, да еще и премию, от которой Марк долго отпирался, но тот сунул ему в карман.

Уходя, стоя на пороге, Григорий все же спросил:

–  Так куда же ты курс свой держишь, очень далеко?

– Не очень, здесь рядышком. До конечной остановки, там ждать около часа деревенский автобус и останется только найти бабу Маню. У меня там знакомая учительницей работает, ее семье мужские руки, ох, как нужны.

Гришка одобрительно покачал головой.

– Как же искать будешь?

– С Божьей помощью!

И Марк направился бодрой походкой в сторону ЖД вокзала.

Все женские «должна»

все женские должна книга текст

Женщина никому ничего не должна


«Сплошное» должна

Перед тем, как начать писать книгу, любой автор, конечно, задумывается над наличием своих потенциальных читателей. Не хотелось создавать пособие по типу  – «настольная книга стервы» или «исповедь брошенки».
Решив посвятить ее обычным женщинам, коих огромное количество в нашей стране, в первую очередь такая книга была необходима мне самой. Она адресована всем женщинам, которым хоть раз в жизни причинял боль любимый мужчина, быть может, даже не подозревая об этом.
О непрерывно пульсирующих толчках в области висков, чувстве тошноты и изнеможения.
О следах брасматика на подушке, вытертых и выстиранных наволочках. О женщинах – тех нежных созданиях, которые с утра, надевают красивое платье, несмотря ни на что, расправляют плечи. И, отряхивая свои крылья, тяжело вздохнув, идут навстречу новому дню. О тех, кого  вы встречаете каждую минуту на улице, магазине, метро… не догадываясь, что скрывается за светлой улыбкой в их хрупкой душе.

***

Ни что так не удручает человека, как чувство долга. Это наказание перед кем-то другим. Эти кандалы не дают дышать полной грудью. Мы будто сидим в темнице, закованные цепями. Со временем привыкая к такой жизни. Иногда все надоедает, и женщина начинает «дергаться», постоянно слыша позвякивание заржавевшего железа. Она напрягается, но сил хватает не всегда, противостоять бывает больно и мучительно…
И как раз на этом этапе личность, живущая в нас рассыпается на мелкие кусочки. Мы принимаем действительность, как данность и уже не замечаем, что цепи давно прогнили – путь свободен, мы можем идти! Но теперь нас преследует еще больше страхов, рожденных из нелюбви к себе и вечного давления самых близких людей.
И, если копнуть глубже, оказывается, что в кандалы мы заковываем себя сами.
В современном мире полно методик по саморазвитию, по принятию себя и т.д. Но все они направлены на определенную категорию людей. Это могут быть женщины за сорок, с багажом болезней, разочарований или молодые девушки, не желающие повторно наступать на одни и те же грабли.
Одни находятся в постоянных исканиях: цели, творчества, карьеры или второй половинки. Остальные – в вечных сетованиях на судьбу. И тех и других объединяет одно – неустойчивая психика или стрессовая ситуация.
Если вы рукоплещите, отрицая данное утверждение, то, скорее всего эта книга – не для вас. Поздравляю: у вас все хорошо!
И я за вас искренне рада, нет, правда! В наше время так мало самодостаточных, (здесь стоит рассмотреть не только материальный аспект), удовлетворенных собственной жизнью женщин.
И вопрос: «Почему?» назревает сам собой.
Дело в том, что многим женщинам с самого детства внушают абсолютно ненужные вещи: ты должна уметь готовить, должна быть хорошей женой и матерью, прощать, закрывать глаза на какие-то вещи, молчать…
Если эти утверждения знакомы – то вы пришли по адресу.
Разумеется, само по себе умение вкусно приготовить ужин, сервировать стол – весьма полезно, но, когда человек располагает свободным временем, ресурсами и желанием, вооружившись рецептом –  в 99% случаев, он сможет добиться вполне сносного результата.
В нашей стране в среднестатистических семьях все женщины в возрасте от 20 до 30 лет умеют готовить! Другое дело, что в постоянной беготне, череде работ по дому и воспитанием детей –  не всегда получается подходить к этому процессу с душой.
Иногда вспоминается история, как в семье, где две взрослые дочки, папа решает приготовить плов.
Выглядит это следующим образом: одна чистит лук, морковь, другая – тщательно промывает рис. Мама «на подтанцовке», а отец демонстративно, предварительно наточенным,впервые за долгое время ножом, нарезает мясо. Полностью, контролируя процесс. Потом все вместе наслаждаются папиным пловом. И не дай Бог кому-то сказать, что он приготовил блюдо не сам! О нет!  Это может задеть гордое мужское самолюбие, хотя  о чувствах дочерей в подобных ситуациях никто не задумывается. Парадоксальность заключается вовсе не в том, что женщинам постоянно поручают не ту работу, которую им хотелось бы получить, а именно в том, что их настраивают на «замалчивание» с самого начала.
Так, приходя во взрослую жизнь, уже обладая определенной моделью поведения со своим мужем, она как бы изначально лишается некоторых привилегий в семье. Когда женщина начинает озвучивать, что ей не нравится – она тут же попадает в разряд сварливых, «вечно недовольных баб». А когда молчит – в «амебы».
О том, чтобы женщину носили на руках, даже произносить воспрещается, это некий миф, над которым мужчины любят пошутить. А ведь несчастная женщина – делает всю семью несчастной, дети вырастают с чувством обделенности, ведь они видят все, понимают и копируют поведение своих отцов, перенося этот опыт затем в свою семью. Целые поколения живут, отбывая свой срок в несчастливых отношениях.

женская доля - глава книги- все женские должна

Женская доля – «анализ» стихотворения

Слезы ли, пот ли у ней над ресницею,
Право, сказать мудрено.
В жбан этот, заткнутый грязной тряпицею,
Канут они – всё равно!

   Н.Некрасов

Эпиграф, как и название к главе, позаимствованы из стихотворения русского поэта – Николая Некрасова, надеюсь, что всем знакомы эти строчки, если нет, то очень рекомендую прочесть на досуге.

Дело в том, что, несмотря на отсутствие тяжелого физического труда в полях, функции женщины и отношение к ней во многом остались прежними. Я не говорю о тех везунчиках, у кого достаток превышает сотни тысяч рублей в месяц, у них свои проблемы, я о женщинах, которые с Земли, а не с Олимпа (о «богинях» мы тоже поговорим)…

И не о деревенских «бабах», которые кроме сплетен и огородов ничем не интересуются, нет! Именно о тех, вполне нормальных женщинах, у которых: муж, ребенок, стабильная работа (ничего, если не по душе, главное, что не бездельница!), хобби и море раз в год – вот о ком! Ведь таков портретотличнойжены для нормального мужчины. Я всегда шучу, что в идеале она должна ходить с кипящей кастрюлей на голове и без трусов…

Такая вот невеселая история.

Мы встречаемся с девочками, а по-другому назвать их язык не повернется, ведь в свои тридцать с хвостиком – они ухоженные и красивые. Все следят за собой: ногтями, фигурой, но как не печально, эта мишура блекнет, когда рядом возникает их мужчина.

Я наблюдала не раз эту картину (и, не кривя душой, признаюсь, что сама выступала в подобной роли), когда успешная, уверенная в себе женщина, завидя на горизонте подвыпившего избранника – моментально меняется в лице и теле. Плечи опускаются, глаза тускнеют и в них подрагивают блики. Уголки рта искривляются, и овал лица плывет. Она стоит в исступлении и ждет. Вместо того, чтобы избавить себя от возможности возникновения таких ситуаций, она допускает их снова и снова, а подавленность и огорчения – отражаются на милом личике не лучшим образом.

Не мудрено, что ты вянешь до времени,
Всевыносящего русского племени
Многострадальная мать!

Таковы слова великого писателя.

все-женские-должна-книга-астен-коллин

Грусть и безысходность

Не нужен литературный анализ  стихотворения, чтобы понять, сколько в этих словах правды, сколько силы и безысходности. Женщина как бы готова пасть жертвой обстоятельств, судьбы. Тратить свою красоту, последние силы, не жаловаться, сносить удары судьбы стойко, ибез конца превозмогая боль.

Слушая оправдания этих женщин, иногда поднимаются волосы, понимая, что они терпят от своих мужчин, ссылаясь на выпавшую им – нелегкую женскую долюшку. Они заявляют, что –  все нормально, мол, так все живут, идеальных семей нет. Отчасти они правы. Но беда заключается в том, что каждый человек мечтает о счастье. Счастье – это синоним наслаждения жизнью. Когда мы улыбаемся, когда наш мужчина заключает нас в свои объятья и тихо-тихо шепчет на ушко ласковые сова. Мы закапываемся носом в его влажную кожу, чувствуя запах пота и настоящего тестостерона. Ради этого момента женщина готова прощать все, ждать, молчать и жить по замкнутому кругу. Теша себя иллюзиями, что все наладится, дорисовывая в своем воображении несуществующие достоинства своего избранника.

И так жаль, когда наши слезы никто не сотрет рукой, когда никто не прижмет к себе и не скажет, что все будет хорошо. В определенный момент женщина понимает, что чувства погасли или переросли в другие, слова антонимы.

***

Приподнимая косулю тяжелую,
Баба порезала ноженьку голую–
Некогда кровь унимать!

Продолжая разбор стихотворения, буквально на цитаты, я задумываюсь: «Почему в соцсетях так редко афишируют подобные строки?» Все эфиры заполнены женами олигархов и звездами, их проблемами…
А ведь простым женщинам реально – некогда кровь унимать. Пусть метафора, но если вспомнить процесс родов, то многим будет доподлинно известно, что все так и было…

Но вернемся к возвышенному. В век информационных технологий, когда у людей должно было бы появиться масса свободного времени, женщинам по-прежнему – некогда!

Потому что, современные тенденции навешивают на нас новые «долженствования». Теперь женщина должна ВСЕГДА и ВЕЗДЕ хорошо выглядеть, правильно держать осанку, правильно питаться, говорить не суетясь… Это все здорово, но где в этом потоке выделить время еще и семье, хобби, духовному развитию?

На долю женщины выпадает не только дом, быт и воспитание, но еще постоянная забота о том, чтобы муж не сбежал к более молодой, чтобы не остаться у разбитого корыта, чтобы выплатить кредиты за машины, квартиры, нажитые в совместном имуществе.

Если заработок мужчины, к тому же достаточно высок, то женщина автоматически попадает в разряд «заткнувшихся за пояс»!

Все как у поэта:

Слышится крик у соседней полосыньки,
Баба туда — растрепалися косыньки, —
Надо ребенка качать!
Что же ты стала над ним в отупении?
Пой ему песню о вечном терпении,
Пой, терпеливая мать!.. 

В случае, если у вас растет девочка, вы знаете чему ее учить – смирению. Да, еще одна потенциальная несчастная женщина!

все женские должна начинаются с детства

Почему-то своих сыночков мы холим и лелеем, подтирая до тридцати лет за ними сопли, а девочек настраиваем сразу на путь – «сильной и независимой». Как следствие — женщины, выполняющие доминирующую роль в отношениях, тоже несчастны. Потому, что они противоречат своей истинной природе. Женщина – существо слабое, эмоционально-неустойчивое, спонтанное на чувства, нуждающееся в заботе. И, если мужчина не способен давать ей в силу ряда своих каких-то причин достаточно внимания – страдает ее душа и тело. А ведь еще древние считали, что женское тело — создано для наслаждения. Через женщину, мужчина соприкасается с Богом. И только вместе два разнополых существа способны сотворить истинное чудо – создать новую жизнь.

Немного личного мнения об однополой любви.

Нас призывают уважать любые свободы человека, воспевать любовь во всех ее проявлениях, и, в принципе, мне абсолютно все равно кто и как проводит свое время, но, когда мы думаем о том, что видят наши дети, всю извращенность этого бытия, то становится не по себе.

Психологи утверждают, что влечение мужчин к мужчинам обусловлено тем, что женщины утрачивают свою способность воспринимать мужчину должным образом. Но, с другой стороны, посмотрите на женщин: они взваливают на себя не только дом и семью, но и бизнес, карьеру, достижение материального достатка.

женские должна книга астен коллин

Выражение «сильная женщина» приобрело негативную окраску, значение исказили донельзя. Сильная личность – кто она? Разумеется, это человек, способный противостоять ряду трудностей, волевой, способный обратить препятствия себе на пользу. А все чаще приводятся сравнения сильная женщина равно женщина с яйцами. То есть эдакая баба-мужик, которая меняет гофру, таскает тяжести, водит авто и прочее. В определенной степени есть плюс того, что если у ребенка ночью, допустим, поднимется температура, а муж будет «с перегарчиком», ты сможешь, не дожидаясь манны небесной, завести мотор и доехать на скорую. Здесь навык вождения автомобиля сыграет первостепенную роль. Но, когда, вы вместе с мужем выходите на работу, едите в одну сторону, но на разных машинах, лишь потому, что у вас есть личное транспортное средство – это уже другая песня.

Когда женщина самодостаточна, то ей комфортно с самой собой, даже в полном одиночестве – это признак здоровой личности. Ей не нужно постоянно доказывать своему избраннику, что она справится со всем без него.

Ведь мужчине важно чувствовать свою значимость, свою роль в жизни женщины, поэтому он и заводит любовницу. Там, где остается только «ты должен», мужчина не хочет находиться, он ведь не любит удрученности. А женщина?

Все долженствования стирают романтику. Есть люди, которые ходят на работу, терпят постоянную критику начальства, (даже прямые оскорбления), любые нововведения компании, не в свою пользу, молча, не пытаясь ничего менять, не возражая, так же они поступают и в паре.

Недовольство работой, мужем, детьми, жизнью в целом –накапливается, и вот, ты уже считаешь себя глубоко несчастной жертвой обстоятельств и ищешь в прошлом момент, когда свернула нетуда. Конечно, если искать там, где нужно, то рано или поздно ты понимаешь, что виновных нет!

Счастье – это не награда, выстраданная и вымоленная,  данная в благодарность. Счастье – это состояние, чувство, которое ты испытываешь независимо не от чего. Когда ребенок, видит первый снег, когда он искренне радуется, смеется, глядя на заснеженные здания, на колючие ветки за окном…

Разве есть сомнения в том, что он счастлив в этот момент? Разве ему нужен кто-то, чтобы разделить с ним свое чувство радости? Разве оно дано в благодарность за что-то?

Может быть, нашим женщинам стоит смотреть на ситуации под другим углом: когда надоедает готовить кушать, порадоваться тому, что вы – именно та женщина, которой выпала честь насытить своего мужчину, приготовить пищу с любовью, с правильным посылом. Насколько бы ресторанная еда не была  эстетична и привлекательна, все равно она не будет приготовлена лично для вас, она подается красиво, только с коммерчески выгодной точки зрения.

Когда мы убираем свое жилище, мы должны понимать, что делаем это – не для мужчины, а для себя!

Представляя себе идеальную и красивую жизнь, человек всегда видит свой дом чистым и богато убранным, даже если с достаточно скромным интерьером, то все равно чистым.

все женские должна

Если мужчина отказывается помогать по дому, списывая все это на женские обязанности, то стоит задуматься в его адекватности. Есть вещи, в которые женщинам не стоит вникать, вот здесь мужчины однозначно лучше, доказано.

В чем? В механизмах, электронике, науке и компьютеризации. Мы не претендуем на первенство. Если что-то сломается, в моторе автомобиля, женщина не должна, засучив рукава, хвататься за его починку, ей это просто может оказаться не по силам.

Но совсем другое дело, когда в семье маленький ребенок, в голове женщины полный хаос, в доме – кавардак, а хочется еще и вкусно покушать и, чтобы все было по «фен-шую». Здесь не обойтись без помощи главы семейства, который, в свою очередь, способен и поесть приготовить, и с пылесосом может вполне управиться, и при желании – ребенка уложить спать. Но часто,  предусмотрительная женщина в подобной ситуации обращается за помощью к своей маме или еще кому-то, отодвигая непосредственную роль мужчины на второй план.  Мама становится домработницей или нянечкой по совместительству, а муж применяет свои способности в других отраслях, там, где он чувствует свою надобность – берет сверхурочную работу, пропадает в гараже и так далее.

 Но есть и другие не столь положительные для женщины вариации, когда, например, мужчина переживает послеродовую депрессию по-своему… вместо того, чтобы полностью сфокусировать свое внимание на семье. Именно из-за отсутствия у мужчины физиологических процессов, происходящих в теле, дающих импульс осмыслению и в голове, женщина, став матерью, уже никогда не будет прежней. Помимо ребенка, в сознании женщины рождается и ответственность, и ее – Я, впредь, неотделимое от ребенка. Есть случаи, когда женщины отказываются от  своих детей, конечно, их тысячи, но все эти женщины – обладательницы нездоровой психики. Ни одна мать в здравом уме и доброй памяти – не откажется от своего дитя, и не причинит ему боль.

Издавна истории известны случаи детоубийства, когда страх осмеяния, страх осуждения окружающими, (а это поистине один из сильнейших людских страхов) толкал женщину на такое преступление. Да, страх тяжкого греха мерк перед страхом пожизненного порицания живущих рядом односельчан. Такая она – непостижимая человеческая душа… тысячелетиями философы ищут ответы, которых не существует. Постоянная эволюция человека – трансформирует и его сознание и восприятие действительности.  То, что казалось женщинам времен Жорж Санд, а именно ее вульгаризм: курение мужских сигар, ношение брюк, сегодня – ничто, по сравнению с мужчинами, вставившими себе силиконовые, груди, ягодицы, накрасившие глаза, пропагандирующее свое внутреннее состояние через СМИ и интернет.

Кто мы? Обычные женщины — старомодные тети, полные предрассудков и комплексов, ужасающиеся всему новому, загнанные стереотипами или адекватные люди? Правды, как водится две. Одна моя, другая ваша! Эта святая истина любого человека, и каждый имеет право понимать ее так, как ему хочется, так как он смог понять ее, опираясь на свой опыт, убеждения окружающих и близких ему людей. Одни говорят, что правда всегда одна, у нее нет второго значения, но ответьте тогда, зачем существует  Теория вероятности?

Все в этом холодном

От автора:

Рассказ был написан для конкурса «Россия – Болгария» на тему связанную с историей русско-болгарских культурных и исторических взаимодействий. Жанровая форма произведения – свободная, ограничение по знакам – 15000.

P.S. мое «творение» было принято, а т.к. прошло всего 57 работ – это можно считать достижением, но не заняло никакого места, жаль…

– Кстати, раз уж речь зашла о достопримечательностях, позвольте спросить: вы уже видели одно из самых посещаемых мест Болгарии – Памятник Свободы, наиболее известный как Памятник Шипка?

О, небо, ты – поистине прекрасно,

И одинаково красиво, ты, для всех!

Даряна шла по огромным гранитным плитам набережной. Мысли девушки были устремлены в будущее, наполнены яркими красками. Ее внимание привлекали массивные замки, словно восставшие из времен Средневековья. Расположенные особняком по одну сторону пляжа, они были готовы впустить сотни странников в свои стены.

Состаренный кирпич графитового оттенка, подчеркивала, будто нарочно, покосившаяся лепнина. Девушка чувствовала пряный аромат, и ей снова казалось, что она попала в сказку. На окнах  маленького «феодального домика», заботливыми руками хозяйки, были созданы миниатюрные сады герани. Именно этот запах был так знаком. По другую сторону пляжа располагались угловатые гиганты современности, прибывшие из страны «Стеклярусов».

Даряна знала, что пройдет совсем немного времени, и она окажется у подножия высоких болгарских гор, где, спускаясь по имитации серого мрамора в обычных  джинсовых шортах и спортивной футболке, будет ощущать себя принцессой, шествующей по королевским залам. Здесь, преодолевая бесчисленное количество каменных ступеней – она будет бежать навстречу ветру.

***

Парень смотрел на игристое море, размышляя о том, как трудно было решиться…

Его ноги омывала теплая кофейная пена, медленно сползающая от колен до самых запястий. Иногда волна, вбирая в себя силу моря, поднимаясь все выше,  била полупрозрачным пластом прямо в грудь.

Тогда, приятная прохлада возвращала  мысли к обыденному и земному…

К тому, что было важно сейчас.

Девушка разглядела среди скопления народа знакомого парня. Его силуэт был слегка ссутулен, он сидел в воде полностью в одежде. Вид у него был озадаченный.

Его окликнули, он медленно поднялся и пошел вдоль берега. Наблюдая за тем, как проявляющиеся на песке следы тут же растворялись, не оставляя ничего, что могло бы указать на его непродолжительное присутствие.

Парень оторвал глаза от безупречной, будоражащей человеческое естество природы и посмотрел вперед.

Девушка дружелюбно улыбнулась. Ее медные кудрявые волосы блестели, переливаясь на солнце.

– Максим, вы не будете против, если интервью пройдет здесь, на пляже. Мы ведь не обычная, консервативная студия.

– Как угодно, –­­­ произнес парень, расстилая свою клетчатую рубашку на золотистом песке.

Девушка нисколько не смутилась такому проявлению заботы, быстро села, скрестив вытянутые ноги. Она достала диктофон и нажала кнопку записи.

– В качестве лирического отступления, давайте разберем, что побудило вас к странствиям вообще, что привело сюда, почему закончились путешествия по России?

Парень вспомнил затрепанный географический атлас, времен школы и сказал:

– Дух странствий, бродяжничества, сам не знаю, откуда это во мне. Думаю, отчасти я впитал его, знакомясь с ранним творчеством Горького – моего любимого писателя. У нас, к тому же, с ним одно имя! – он улыбнулся.

Максим хотел добавить что-то еще, но в этот момент неподалеку раздался звук волынки, который тут же подхватил духовой оркестр. Спустя долю секунды музыка уже распространилась по всей округе. Заглушая собой любые потусторонние звуки.

Он увидел, как многие мужчины разного возраста, прервав дела и разговоры поднимались, словно повинуясь какому-то зову, неведомому остальным. Они, не обсуждая и не планируя действий – один за одним пускались в пляс. Все происходило по наитию, количество участников множилось, образовывая широкий круг на открытом участке берега.

Положа руки на плечи друг друга, они синхронно выбрасывали ноги то вперед, то назад, ведя хоровод двойным кругом, а потом змейкой. Мужчины смеялись, наслаждаясь каждым своим движением, полностью отдавшись коллективной пляске.

Было невозможно оторвать глаз от этого танца. Некоторые присоединялись к ним в процессе, остальные хлопали в такт зажигательной мелодии. Музыка длилась достаточно долго, но, казалось, прошло всего мгновение. Когда же волынка перестала играть, мужчины обнялись и разошлись по своим местам. Было в этом танце нечто явно патриотическое, о чем Максим подумал с долей зависти.

– Это, хора – традиционный танец, исполняемый в Болгарии, вас что-то смущает, Максим?  – пояснила девушка, глядя на озадаченное лицо парня.

– Скорее изумляет, – он слегка замялся – наблюдая за ними, мне приходят на ум армянские и цыганские танцы или показалось?

Положа руки на плечи друг друга, они синхронно выбрасывали ноги то вперед, то назад, ведя хоровод двойным кругом, а потом змейкой. Мужчины смеялись, наслаждаясь каждым своим движением, полностью отдавшись коллективной пляске.

Теперь девушка, чувствуя некое превосходство своего знания, продолжила:

– Да, безусловно, в танце, в том виде, который дошел до нас присутствуют движения, заимствованные у турецких, румынских и других народов. Но все же, ключевой элемент – это хоровод. Разве в России не водят хороводов?

Вопрос был той «больной занозой», что уколола парня с самого начала…

Обидой за утраченные традиции. Безусловно, русские люди – очень гостеприимны, просты в общении, но в последнее время Максим все чаще чувствовал нехватку связи молодого поколения со своими корнями.

– Разумеется, у нас есть национальные танцы, да еще какие! – Максим произнес это горячо, с неподдельным чувством гордости. – Но имея возможность получать информации намного больше, чем раньше, порождая субкультуру, мы немного отодвигаем свои исконные обычаи и традиции,  это меня огорчает…

– В одном из своих интервью, вы назвали себя «последним панславистом»? Как вы это прокомментируете?

Парень рассмеялся, слегка откинувшись назад, потрогал короткую рыжую бороду, довольно улыбнулся:

– Не вижу абсолютно ничего плохого в том, что люди объединяются по каким-то общим интересам, сейчас ведь полно групп, сообществ и прочего, как в реальном, так и виртуальном пространстве.

– То есть это – несерьезно? – девушка не сводила глаз с собеседника.

– Все вполне возможно, так же как то, что мы с вами сейчас разговариваем… Сила духа, крепкого, славянского  духа, вот что есть общего среди наших народов. Объединяющим фактором является – православная вера, как не крути. Наша молитва звучит практически одинаково, потому, что старославянский язык – прародитель современного русского и болгарского.

–  А, разве не латынь – начало всех начал? – не унималась девушка.

– Я – не лингвист, но ведь болгарский язык поистине приближен к старославянскому по сей день: это сохранившийся — аз, и традиционный Ъ – знак. Именно этот язык был дан русским как –  церковный, язык молитвы. Чего нельзя сказать о западных языках и их –  «Ave Maria».

– Считаете ли вы себя частью одной старославянской народности?

– С самого рождения я чувствовал сильную потребность, как к новому, так и ко всему исконно-русскому, славянскому. Но, вот здесь, если копнуть глубже, оказывается, что изначально был язык только болгарский, а уже потом он стал старославянским.

– А как вам пришла в голову идея – приехать в Болгарию? Как вы себе представляли эту страну, где собирались жить и работать?

– Если бы, вы у меня спросили это двадцать лет назад, то, наверное, застали меня врасплох. И я не нашел бы, что вам ответить, может, пришлось бы даже говорить всю правду, – парень игриво подмигнул репортеру – А сейчас…нет ничего проще, открыл браузер и вбил в поиске одну фразу: уехать в Болгарию. В ответ – на мониторе замельтешили фантастичной красоты пейзажи, невероятной архитектуры дома и прочее. Тысячу книг, пособий, вакансий… – он снова погрузился в раздумья.

***

Даряна стояла у подножия памятника. Здесь было очень ветрено. Холодная струя воздуха подхватывала пряди ее русых волос и развеивала их на ветру. Девушка знала, что на самой вершине, ее ждало много света. А на том участке, где собиралась тень от монумента, даже в воздухе пахло борьбой. Это место – символ свободы, пронизанной насквозь человеческой кровью и страхом. Бабушка ни раз, говорила Даряне, что земля помнит все, что она не способна забыть, как гибли люди, напитывая почву своей кровью.

Это был памятник невероятной красоты. Его острые камни, торчащие во все стороны, разные по форме и окраске, грубые и такие родные приковывали взгляд любого человека, даже того, кто был здесь сотню раз, как Даряна.

Она понимала, что сегодня ей уготовлен особенный подарок судьбы – долгожданная встреча с любимым. Который, долго не решался уехать из родной страны. Не было ничего, что могло бы заставить настоящего патриота «сдвинуться с места». Ничего, кроме единственно важного для человека – чувства  любви.

Поселившись в сердцах двух людей, это чувство было способно разрушить любые препятствия. Теперь для них не нашлось бы языкового барьера, особенностей менталитета и расстояния.

Даряна была уверена в этом, она представляла, как, взявшись за руки, они поднимутся по массивным ступеням…

***

– Может быть здесь море теплее, люди добрее – продолжала задавать провокационные вопросы девушка — репортер. Она пристально вглядывалась в черты лица этого русского парня, пытаясь понять, в чем заключено все его обаяние.  Ее поражал чересчур зрелый взгляд на некоторые вещи.

 Знаете, если повернуться спиной к пляжу и смотреть на лиловую линию горизонта, на солнце, утопающее в перистых облаках, то станет абсолютно неясно, где ты находишься

– Знаете, если повернуться спиной к пляжу и смотреть на лиловую линию горизонта, на солнце, утопающее в перистых облаках, то станет абсолютно неясно, где ты находишься. Если бы сейчас мы были на берегу в Сочи, то я бы испытывал те же чувства радости, слияния с природой, которые испытываю здесь – в Болгарии. Я бы видел тоже лазурное море, и, кстати, это было бы и вправду, то же самое, родное каждому русскому человеку – Черное море.

Девушка улыбнулась, больше всего ее интересовало: «Какой же он на самом деле? Что если, это всего лишь умелая игра на камеру?»

Конечно, Максим был другим…

Безусловным патриотом, одним из тех, который считал себя истинным славянином. Он считал, что болгары, сербы, русские – все эти народы, так или иначе, попали в свое время под влияние Европы.

Хотя Максим был далек от внешней политики в принципе, он знал –  не нужно быть экспертом, чтобы понять: любой болгарин, сродни – русскому.

– Я не буду многословен в данном аспекте. Всем ясно, что наши страны заставляли прогибаться под натиском Османской Империи. Эту тему перетирали уже много раз, настолько много, что она превратилась в «сероватого цвета» муку. Да и кто я такой, чтобы, не дай Бог, судить наших правителей. Но, однозначно, могу сказать, что болгары, для России важны, не меньше чем для той же Англии и Венгрии, в свое время выступающими покровителями этого небольшого государства. Причем часть территории утратившей благодаря чужой кровопролитной распре. Болгария, мечтающая обрести независимость, идущая в одной упряжке с Россией, однажды оторвавшись, потерялась средь враждующих земель. Она стала неким центром «креста», ожидающим беды со всех сторон.

– И как, по-вашему, это отразилось на отношениях в дальнейшем? – репортер закусила губу.

– Время – самый справедливый судья. Разве можно говорить о том, что Россия не чтит своих корней?! Россия, стремящаяся к просвещению, нашла его в лице Кирилла и Мефодия. Эти имена знает каждый русский школьник. Разве можно говорить о том, что память русского солдата забыта болгарами, когда сотни людей несут в день скорби цветы к народным памятникам? Когда люди разной национальности, взявшись за руки, танцуют под звуки волынки, так словно вкушали вместе с материнским молоком эту музыку!

– Кстати, раз уж речь зашла о достопримечательностях, позвольте спросить: вы уже видели одно из самых посещаемых мест Болгарии – Памятник Свободы, наиболее известный как Памятник Шипка?

– Пока нет. У меня там как раз назначена встреча…

Максим поднялся, устремив осознанный взгляд в сторону горизонта. Он учтиво кивнул собеседнице, давая понять, что ему пора идти.

– Тогда приготовьтесь преодолеть барьер из тысячи ступеней! – крикнула уже вдогонку девушка.

В ответ на это Максим игриво прищурился:

– Я, думаю, она того стоит! – и двинулся в сторону стеклянных зданий — гигантов.

Парень был уверен, что соединение двух близких душ, не бывает случайным.

вы уже видели одно из самых посещаемых мест Болгарии – Памятник Свободы, наиболее известный как Памятник Шипка?

Босые ноги ступали по раскаленным каменным плитам. Сильные порывы ветра будоражили тело и душу. Максим представлял, как взяв за руку Даряну, они поднимутся  на территорию настоящих боевых действий, где не будет места фальшивым чувствам, низменным людским страхам, безусловно, ничтожным по сравнению со страхом верной смерти.

Все в этом холодном камне останется – истинно, голо и красиво.

Максим представлял, как взяв за руку Даряну, они поднимутся на территорию настоящих боевых действий, где не будет места фальшивым чувствам, низменным людским страхам, безусловно, ничтожным по сравнению со страхом верной смерти.

Сторонний наблюдатель

Рассказы. Размышления

Рассказы. Размышления

Люди не любят ходить на исповедь. Неважно, какой раз вы делаете это. Все равно, что-то останется недосказанным. Сколько бы вы не плакали и не каялись, все равно, что-то останется внутри.
Я рассказывал эту историю сотню раз, возможно, вы ее уже слышали, а может сами говорили о тех людях, о которых сегодня пойдет речь.
Я всего лишь сторонний наблюдатель, проживший свою жизнь так, как только смог.
Этот вопрос волнует каждого, кто хоть раз останавливался возле обездоленного, стараясь не думать о плохом. Кто оглядывался по сторонам и искал помощи. Кто смеялся со слезами на глазах и плакал, когда другие смеялись…

Мы все приходим в этот мир одинаковыми. (Или все-таки нет?) Быть может, кто-то имеет преимущество, но в детстве, мы еще не знаем этого. Ребенку не трудно быть нормальным ребенком, тогда как стать нормальным взрослым, сегодня – задача почти невыполнимая.

Нет ничего плохого в том, чтобы быть естественным, свободным.

Свобода – сколько в этом слове!!! С самых первых дней развития цивилизации человек мечтал овладеть ею. В современном же мире он постоянно бегает по замкнутому кругу, в попытке убежать от себя. От своей совести, ожиданий, способностей, вместо того, чтобы остановиться и принять все это с благодарностью.

Люди наделяют несуществующей ценностью материальные вещи, забывая о главном: о том, что мы пришли в этот мир голы и босы, и мы уже сотворили чудо своего рождения, когда появились на свет. Когда мы говорим о чудесах, мы подразумеваем нечто несуществующее, то, чего мы никогда не видели.

Но рождение человека –  это чудо, которое не доступно тысяче глаз, это таинство, которое совершатся ежеминутно, в каждом уголке земного шара.

Мы считаем рождение естественным физиологическим процессом, тогда, как смерти – придаем глобальное значение.

Мы наделяем смерть таким символизмом, что, подчас, становится неприлично даже говорить о ней. Люди целенаправленно возвышают ее. Тогда как на детском празднике можно услышать непринужденный разговор двух мальчишек.

– У меня папе сегодня операцию делают, – говорит один.

–  А у меня дед умер, недавно, – отвечает второй, жадно смакуя подтаявшее мороженное.

Вот аниматор зовет всех принять участие в конкурсах, и дети уже играют, позабыв свой разговор. Они естественны, они не впадают в уныние и не живут ожиданиями.

То, что происходит сейчас – люди способны принимать, как данность.

Но в детстве ты еще не знаешь этого, ты настолько умен, что не станешь тратить свою жизнь на печаль.

Когда ты маленький человек, твое сердце полно надежд и устремлений. Ты веришь во «всевозможности» и ждешь чуда каждый день.

Родители говорят тебе: «Жизнь не простая, сынок, не высовывайся и никуда не лезь, тогда она станет чуточку лучше».  И вот твой маленький мирок, в котором ты – и король, и полицейский, и хозяин города, и милый щенок, рассыпается на мелкие кусочки. Ты смотришь по сторонам и просишь помощи или плачешь, но окружающим, даже самым близким людям все равно. Они рады, что ты понял жестокость мира раньше, а не позже.

сторонний наблюдатель_рассказ

Потом ты взрослеешь. И понимаешь – когда у тебя есть деньги, то всегда найдутся и друзья. Им будет абсолютно неважно, откуда у тебя средства, даже если ты воруешь и убиваешь, люди предпочтут не спрашивать, чтобы не знать. Ведь если они узнают – встанут пред выбором быть нравственным или быть честным и остаться с тобой. Даже если ты – самая последняя сволочь, в своем мире для кого-то ты будешь стараться, выглядеть лучше. Ведь в любом коллективном грехе, когда люди сплачиваются и обсуждают одного, осуждают его деяния, никто не захочет оказаться на месте этого несчастного. Никто.

Я видел этих людей сотни раз. Этих вечно недовольных женщин с потрескавшимися руками. Этих мужчин с черными лицами. И каждый из них искал в этой жизни свое место под солнцем. Разве хотел бы человек влачить жалкое существование, если бы ему предоставили выбор?

Но беда в том, что выбор есть всегда. Мы можем разорвать этот круг, вырваться наружу, но чаще кричим о том, что мы – несовершенны. Что нас никто не поймет, что нас будут ненавидеть и забросают камнями.

***

Я помню, как впервые познал любовь. Она не была похожа на божественное создание. Любовь была полна пороков, как и я… как все мы.

Она сказала, что, живя со мной у нее никогда не будет денег на операцию, не будет даже надежды. Я ничего не ответил. У меня были деньги, но она никогда их не просила, а я, почему-то, не предлагал. У нее было красивое лицо и длинные стройные ноги,  отливающие фиолетовым цветом. Да, они были ужасны: все в выпуклых венах, словно ее кожа – это грубая кора дерева,  по которой прополз толстый извилистый червь, в некоторых местах совсем еще тонкий, не успевший насытиться темной артериальной кровью.

Любовь ушла.

Я быстро забыл ее, ведь то, что не является больше частью нашей жизни, свойственно забывать очень скоро.

И я продолжил жить в своем грязном доме. Совсем один. Мне были не нужны дети и животные, чтобы доказать, что я могу быть ответственным, чтобы заботиться о ком-то еще…

***

Я думал о том, что кроме грязи и вони в доме, не может быть ничего страшнее, чем когда ты находишься в нем, но оказалось, что я был не прав.

Я узнал, что существует непонятный зуд, который преследует тебя с утра до ночи и бурые пятна на постели. Когда ты долго не можешь понять что это. Просто потому, что ты никогда не видел ничего подобного. Но однажды ночью, зажигая свет, замечаешь, как черные прыгучие твари бросаются в рассыпную. Ты берешь одно насекомое. Медленно поворачиваешь его панцирь на свет, пытаясь понять, что же это.

Это клопы! Подлые кровососущие жуки, отравляющие тебе месяцы жизни. Ты начинаешь изучать швы в мебели, вспоминать, когда это началось…

Подобно этим мерзким насекомым –  наши страхи, живущие рядом – ложатся с нами в постель, просыпаются и крепнут с каждым днем. Больше не в силах сопротивляться мы пробуем избавиться от них: проводим дезинфекцию, выбрасываем старый матрац, боремся светом и паром, но все тщетно. Мы можем бросить свой дом и уехать к новому. Но одно мизерное яйцо, надежно защищенное хорионом, которое впало в анабиоз – это то ядро, то наше маленькое и почти незаметное сомнение, которое на новом месте способно окрепнуть, набрать силу и способно снова отравить нашу жизнь…

Я был таким вечно сомневающимся человеком. В себе, людях, добре, зле, государстве и Боге… причем, все оно стоит на одной линии, мы не выделяем что-то одно. Просто есть необходимое для нас именно в этот момент, поэтому о нем мы задумываемся чаще.

Все люди презирают зависимости, и у каждого, абсолютно у каждого человека – они есть. Кто-то употребляет наркотики, кто-то делает откровенные фото или пишет свои мысли, а потом находит сторонников для обсуждения. Это их страсти. Не надо говорить, что одни лучше, а другие хуже. Ведь если человек, надломлен изнутри, у него нет сил на сопротивление. Сегодня все люди не являются целостными. Слишком много идентификации с непонятными явлениями, слишком много информации и мира вещей.

Я смотрю на все это «ошалело» и непринужденно.

Итак, из поколения в поколение, из года в год люди ведут бесконечные беседы со своим альтер эго, придумывают новые философии, ищут свое предназначение…

Почему-то людям не приходит в голову, что в них уже есть все, что нужно, что надо просто – жить и наслаждаться своим существованием.

Не стараться: получить одобрение, быть лучшим, хорошим. Не писать и не произносить таких слов, которые хотелось бы слышать остальным, а делать то, что хочется именно тебе.

Среди всего, что тяжким бременем ложится на наши плечи, среди бесконечного; «надо» и «лучше», мы остаемся несчастными. И надеемся, что, быть может, существует иная, загробная жизнь! Где станет, наконец-то, хорошо, где воздастся за все наши деяния. Где мы получим награду, ведь каждый глубоко убежден в своем достоинстве, и оно становится еще более ярким и блестящим, когда мы ставим его на одну линию с чужими добродетелями…

Да-да, я рассказывал эту историю сотни раз, вкладывал в чужие уста.

Возможно, вы ее уже слышали…

Кристофер Толкин, неизвестный рассказ отца

Публикация 2017 года

В 2017 году сын знаменитого писателя Кристофер Толкин опубликовал  книгу – «Берен и Лютиэн» – неизвестную ранее.

Вскоре после этого 93 -летний наследник сообщил прессе о своем уходе из компании, владеющей авторским правом всех произведений Джона Рональда Руэла Толкина.

толкин писатель

Поэтому поклонники творчества великого писателя пришли в замешательство. Разгорелись острые споры. Подлинность произведения оказалась под угрозой. Критики заявляли, что данный маркетинговый ход был продуман успешными бизнесменами заранее.

книга Толкина автора Властелин колец

The Story of Kullervo (История Куллерво) была задумана автором еще во времена учебы в Оксфордском университете еще в 1914 году. По записям Толкина  рассказ был лишь «попыткой создать собственную легенду». Главной героиней истории стала сирота, и ее странная жизнь с наличием потусторонних сил.

Кристофер и при жизни великого писателя был «главным помощником и критиком» автора, мужчина постоянно исследовал многогранное творчество своего родителя.

После смерти отца привести его наследие в пригодный для публикации вид выпало мне. Было понятно, что попытка представить все разнообразие материалов под обложкой одной книги – продемонстрировать «Сильмариллион» таким, каков он есть на самом деле, – как творение непрестанно меняющееся и эволюционирующее на протяжении более полувека, – приведет лишь к путанице, и в этом хаосе затеряется самое важное…

Публикация 2018 года

Но преданным читателям не следует расстраиваться.

Книга властелин колец

Теперь же, спустя год в мире появляется новость о другом неизвестном произведении «Падение Гондолина», которое по словам сына писателя –  было создано намного раньше (в 1916 году) прочих нашумевших книг, еще до появления черновиков  «Властелина колец» и «Хоббита» из цикла «Средиземья».  Увидеть книги на прилавках  магазинов можно в ближайшем будущем, а именно, в августе 2018 года. В книге ярко описано противостояние эльфов, живущих в городе Моргот – тирану Темному Владыке.

 

книга толкина хоббит

Права на экранизацию нового произведения уже купила Amazon в надежде снять по тематике Средиземья самый дорогой сериал в истории телевидения. 

 

Полный перечень всех книг «Средиземья»

  •  Хоббит или Туда и Обратно
  • Властелин Колец. (Братство Кольца, Две Башни, Возвращение Короля)
  • Сильмариллион
  • Неоконченные Предания Нуменора и Средиземья
  • Дети Хурина
  • Письма Толкина
  • История Средиземья
  • Приключения Тома Бомбадила

кадр-из-фильма-властелин-колец

История Средиземья

Как и полагается настоящей истории включает в себя отдельную иерархию.

1) Книга Утраченных Сказаний, том 1
2) Книга Утраченных Сказаний, том 2
3) Баллады Белерианда
4) Устроение Средиземья
5) Утраченный Путь и другие истории
6) Возвращение Тени
7) Измена Айзенгарда
8) Война Кольца
9) Саурон Побеждённый
10) Кольцо Моргота
11) Война Самоцветов
12) Народы Средиземья

 

Читать он-лайн «…о бесноватой жене Соломонии»

В лето 7167 февраля случилось это неподалеку от города Устюга за сорок поприщ.

Вверх по Сухоне-реке есть волость, называемая Ергоцкой, в ней же церковь Пресвятой Богородицы. Священник той церкви именем Димитрий и жена его Улита имели дочь Соломонию, о которой и предстоит слово.

Когда Соломония выросла, захотели родители выдать ее замуж за крестьянина Матвея. Так и случилось. И пос­ле совершения брака, когда находилась она в чертоге невесты и захотел муж ее выйти за порог дома телесной ради нужды, то, по исшествии его, искони ненавидящий добро злой старый враг дьявол-сатана, который не пре­кращает человека искушать, чтобы не ему одному, сатане, в геенне мучиться, замыслил зло сам, или послан был неким волхвом, человеком лукавым и недобрым, окаянником и угодником сатанинским, на погубление Соломонии.

И пришел сатана, словно человек, к дому и, постучав в дверь без молитвы, проговорил человеческим голосом: «Соломония! Открой дверь!»

Она же, встав с ложа своего, открыла дверь дома, думая, что это муж ее пришел к ней. И в тот час пахнул ей в лицо сильный вихрь, и явилось пламя огненно-синее.

Соломония ужаснулась, догадавшись в уме своем, что не муж ее пришел к ней, а некое ужасное видение. Когда же спустя время вернулся муж ее Матвей в дом, она впала в еще больший ужас и была всю ночь без сна. Нашло на нее великое трясение и лютый озноб, и на третий день ощутила она у себя в утробе демона лютого, резавшего утробу ее, и была все время во исступлении ума от жив­шего в ней демона.

И на девятый день после свадьбы, по захождении солнца, когда были они с мужем в доме и хотели ложить­ся спать, внезапно увидела Соломония демона, пришедшего к ней в образе зверя – мохнатого, с когтями, и зверь тот лег к ней на постель. Она, испугавшись его, пришла в исступление. Зверь тот осквернил ее блудом, а она очнулась на следующий день в третий час дня и не рассказала никому случившееся с нею дьявольское кознодейство.

И с того дня окаянные демоны стали к ней приходить по пяти и по шести в человеческом облике, как прекрас­ные юноши, и нападали на нее, сквернили ее и уходили. Люди же того не видели.

Соломония поведала мужу, что демоны приходят и сквернят ее. Он же ничего ей не отвечал. И прожив с нею некоторое время и видя гибель жены своей, отвез ее к отцу, священнику Димитрию, и к матери и оставил ее жить у родителей. Те же окаянные водяные демоны и туда приходили и сквернили ее, и стоило Соломонии выйти из дома на порог, они, окаянные, невидимо похи­щали ее и уносили в воду. Она кричала, а домашние бежали на голос и не находили никого. И жила Соломония у демонов в воде по три дня и три ночи. Здесь же осквернив ее, относили демоны Соломонию, оставляя, когда в лесу, когда в поле, и бросали ее нагую, и христолюбивые люди приводили ее к дому отца. Отец же и мать, видя гибель дочери своей, горевали и недоумевали.

Однажды окаянные демоны пришли, когда была Соломония одна в доме отца своего, и стали ее бросать: один демон в тот угол дома, другой демон – в иной угол, третий демон – на полати, четвертый же – на печь, и так мучили ее многие часы. И, взяв веревку, привязали за шею ее, вздели на веревку камень жерновный и положили на лицо и на грудь ей, и на столе прорезали дыру, и тут же повесили Соломонию к потолку дома.

Соседи же, услышав, что с нею что-то случилось, рассказали отцу ее об этом, он же пришел и не увидел никого, лишь Соломонию, одну лежавшую и веревку на шее у нее, и камень, и стол. И не знала она, как оказа­лась внизу, и долго была словно мертвая от того мучения, и с трудом очнулась. Отец освободил ее от веревки и кам­ня, и пришли соседи и увидели, что тело ее избито и по­синело, однако боли она никакой не чувствовала.

Отец и мать Соломонии запирали ее на ночь в доме одну, ибо боялись ее: когда окаянные демоны к ней приходили, и бывала она вне ума, давали те демоны ей копье железное, чтобы заколола отца своего. И наутро пока­зывала домашним своим настоящее, не привидевшееся копье. И было ей такое мучение беспрестанно, не нахо­дила от демонов покоя, а иные вражьи козни невозможно и описанию предать. И многие люди тому вражью кознодейству в той волости были свидетели.

Спустя некоторое время пришло водяных демонов великое множество, и стали они принуждать ее, чтобы жила у них и веровала бы, как и они, в сатану, отца их, так же бы пила и ела с ними, волю бы их во всем творила. Сначала лаской и честью хотели отвратить ее от христианской веры, говорили ей: «Видишь ли, Соломония, какая жизнь у нас, и добра, и богата, и в чести у нас ты великой будешь». Она же им ничего не отвечала.

Увидели окаянные демоны, что добротою и лаской не смогут прельстить ее и отвратить от христианской веры истинной, и стали ее мучить. Растянули ее по стене, и ру­ки и ноги в смыки забили, и копьем ее кололи, и рожнами тыкали, и ножами резали, и когтями все тело ее драли, и потом спросили ее: «Веруешь ли в нас и в отца нашего сатану?» Она же ничего им не отвечала. Тогда расковали ее и возвели на высокое место, и взяли за руки и ноги, и бросили на землю, так что упала и ударилась смертно. И с трудом очнулась.

Взяли демоны ее, Соломонию, к себе, и отдали некой деве, а называли они ту девицу Ярославкой, и сказали: «Увещай сию жену, чтобы она с нами жила здесь, и пи­ла, и в нашу веру веровала, как и ты». Мы же не смогли отвратить ее от прежней жизни ни ласкою, ни принужде­нием, ни мучением. Не говорит она нам ничего».

И отступили от них демоны. Девица же начала Соломонию расспрашивать: «Как ты пришла сюда, из какого города или села, чьих отца-матери и сородичей?» Обо всем подробно расспрашивала. Соломония же все о себе рассказала. Ярославка отвечала ей: «Если ты, Соломония, жить здесь не хочешь, ты у них ничего не ешь, не пей, и ничего им не отвечай. Они помучают тебя да и отпустят». О себе же девица поведала, что рождением она из города Ярославля и отдала ее к этим темновидным демонам мать после рождения ее.

Спустя некоторое время пришли демоны к Соломонии и спросили: «Веруешь ли в нас?» Она же им ниче­го не отвечала. Долго угрожали ей, заставляя уверо­вать в них. Соломония молчала. И после многих угроз взяли ее те лукавые духи и отнесли от мучений едва живую в лес, и с великим трудом к дому своему она пришла.

И прожила в доме отца шесть дней, покуда демоны те, придя невидимо, не взяли ее и не унесли к себе. И была у них два дня и две ночи, и зачала у них, и но­сила полтора года.

Когда же пришло ей время родить, осталась она в доме отца своего и выслала отца со всеми домашними из до­му вон, сказав им, что будет рожать неприязненную силу демонскую и не хочет, чтобы те прескверные, когда родит их, убили сородичей ее. Домашние послушались Соломонии и вышли, горько сетуя и плача, и оставили ее одну в доме.

И когда начала она рожать, пришла к ней от тех темновидных демонов жена и стала с нею водиться. И родила Соломония шесть демонов, а с виду они были синие. И взяла их та жена, что с нею водилась, и унесла из дома, и положила под мост.

Отец ее пришел со всеми домашними в дом, и сели обедать, а темновидные демоны, что родились у Соло­монии, выбрались из-под моста и камнями стали метать в них и землю бросать. Отец и мать Соломонии и все жившие в доме, видя таковую погибель, выбежали из дома. Соломония осталась одна.

Жена, что водилась с Соломонией, пришла вновь и принесла сосуд крови, и велела ей пить. Соломония не могла пить. И сказала ей темнозрачная жена: «Если ты не пьешь крови, заколи отца своего». Соломония же ей отвечала: «Дайте мне урочное время, и я заколю отца моего». Потому сказала ей так Соломония, что уже не могла терпеть мучения от тех демонов, что сама родила. Они сосали грудь ее, как змеи лютые.

И три дня и три ночи не входили в дом домашние все, боясь камней, бросаемых демонами. И в четвер­тый день, когда вошли, не увидели никого. Соломонию демоны с собою унесли и осквернили ее вновь. И снова зачала в утробе от насилия дьявольского, и носила, и родила двоих демонов в доме отца своего, и невидимо унесли их от нее.

В другой раз родила одного демона и потом снова родила двоих демонов. Соломония, рожая, хлеба не ела, но приносили ей невидимые темные те синьцы птичью кровь, и траву, и коренья, и тем ее кормили. И спустя не­которое время те окаянные взяли ее невидимо и унесли к себе в воду. И была у них она три дня и три ночи. А отец и мать искали ее и плакали.

И когда окаянные те принесли ее к себе, то стали радоваться тому, что она родила им детей. И принесли их к Соломонии и спросили их: «Кто вам сия жена?» Те же отвечали: «Мать она нам». И потом окаянные сели каж­дый на своем месте и начали есть и пить и Соломонию стали принуждать к тому. Но она, как и прежде, того не хотела. Окаянные же мучением стали ей угрожать, тогда она им повиновалась. И дали ей ковш и начали вином наливать, и всем темнозрачным повелели подносить, и имена их называть. Соломония же всем подносила пить от первого до последнего.

Было же демонов великое множество, и все они го­ворили друг другу: «Всяко мы ее мучили, и били, и ножа­ми резали, и копьем кололи, и ногтями драли, чтобы отступилась от веры своей и в нас веровала, и жила бы у нас, и никак не можем отвратить Соломонию от веры ее». И тогда решили: «Сварим в котле воды и туда кинем ее, если, убоявшись, не повинуется нам».

Но не сбылся злой их умысел, снова отдали Соломонию девке Ярославке, она же и поведала Соломонии о том, что хотели демоны ее сварить. Ярославка сказала ей: «Соломония, я тебя отпрошу у них к отцу схо­дить проститься». И стала учить ее именам демонским, как кого зовут. Учила же ее Ярославка прежде по десят­кам, тому выучит да иному. И Соломония, по десяткам уча, все имена их узнала. Потом сказала Ярославка: «Соломония, как тебя отпустят к отцу проститься, ты вели отцу своему те имена, что тебе назвала, переписать и проклинать окаянных во святом алтаре, где бескровная жертва приносится Господу, и тогда им, окаянным, уже невозможно будет ни тебя увести, ни приблизиться к тебе». И пришла девка Ярославка к темнозрачным демонам и сказала им: «Отпустите Соломонию к отцу проститься, и, простясь она с отцом, будет здесь вечно жить». Они же послушались ее и понесли Соломонию к отцу, а принесли на болото. Было же их, окаянных, великое множество, и стали они Соломонию в болоте топить. В то время на­шла туча большая с молнией и громом страшным и с тресканьем сильным, и начало их молнией палить, и убило их многое множество. И были болото и озеро исполнены ими как смолою, и, видя их погибающих, по­бежала Соломония и укрылась в яме. Но оставшиеся окаянные демоны и там ее нашли и снова стали мучить всякими муками. И в тот час случилась буря великая, и гром и молния, и, страшась бури, отступились от нее демоны, а она от них убежала и добралась до дома отца своего сильно истомленная.

Увидев ее, отец и мать очень обрадовались, потому что уже отчаялись, думая, что вечно ей не выйти из воды от окаянных тех демонов. Соломония поведала отцу своему, как ее демоны мучили и как отдали девице Ярославке, и что ей Ярославка наказывала,. чтобы от демонов спас­тись, как выучила ее именам демонским и велела их на­писать и проклинать. И про все то подробно рассказала отцу. Отец, и мать, и все родные ее, слышав все это от нее, плакали. И отец написал имена демонов, которые слышал от нее, и стал их, окаянных, проклинать во святом алтаре, где тайная жертва совершается.

И с того времени Соломония от бывшего с ней демон­ского мучения и ран впала в болезнь близ смерти. И в один из дней, когда задремала, истомленная недугом, увидела во сне жену святолепную, которая пришла к ней и сказала: «Соломония! Пойди ко граду Устюгу, а здесь не жи­ви ни мало и от волхвов не ищи себе исцеления, не будет тебе от них помощи». Соломония спросила имя ее. Жена же сказала: «Нарицаюсь я преподобная Феодора». И ста­ла невидима.

Соломония пробудилась от сна и поведала видение отцу своему. Отец стал посылать ее в город Устюг. Она же отвечала: «Не хочу того слышать». Ибо воспротивилась в ней тому демонская сила. Отец же и мать ее едва умо­лили, чтобы шла Соломония к городу Устюгу, и с тру­дом повиновалась им.

И когда пришла в Устюг, повелели ей жить возле со­борной церкви Пресвятой Богородицы, что на площади, у вдовы, тоже именем Соломонии. И стали родные водить ее по церквам: в собор Пресвятой Богородицы и к чудо­творцам преподобным Прокопию и Иоанну. И начали тогда в ней демоны утробу рвать и терзать. А она от того демонского терзания в скорби была. Пожалели ее родные, призвали священника соборной церкви Никиту. Он, при­дя, исповедал и причастил ее Христовых тайн.

И спустя время Соломония выздоровела, и наложил на нее злой враг таковое желание, чтобы идти в дом отца своего. Пробыла она в дому отца своего несколько дней, и в один из дней по захождении солнца пришли нечис­тые духи – темные демоны и стали кликать ее по име­ни: «Соломония! Полонянка!» И голоса их слышали отец и мать ее и все люди, жившие на погосте. И пока была Соломония у отца своего восемь недель, окаянные демо­ны много раз приходили и кликали, как и прежде, и говорили отцу ее: «Поп! Отдай ты нам нашу полонянку, а мы дадим тебе богатства сколько угодно». И снова блудили окаянные: «Нам ее, полонянку, отдали братья наши, водяные демоны, а она нас оболгала и проманула. Если вы ее ныне не отдадите нам, все равно унесем от вас ее в лес». И всю ночь приходили окаянные, кричали и ревели, ломая дом, где она жила.

И в то время было освящение церкви Пресвятой Бо­городицы здесь на погосте. И приезжали на освящение с Устюга священник соборной церкви Никита да протодья­кон Димитрий и иные многие люди. И слышали они вражье кознодейство: как демоны кричали и звали Соломонию. И стали те люди демонов бранить. И каков чело­век в каких речах оспорит их или начнет бранить, то они, окаянные враги, того человека обличают грехами, ка­кие он сотворил, и обнажали так совесть каждого чело­века. И те, стыдясь, ушли.

Отец же снова отвез Соломонию к Устюгу, чтобы ходила она по церквам божьим: в собор к Богородице,

к праведным Прокопию и Иоанну чудотворцам. Придя, стояла она в церкви во время божественной литургии, и на святом евангелии, и на великом сходе, и на приношении, и на спрошении. А те окаянные демоны, что в ней жили, бросали ее о помост церковный. Люди, видя это, не чаяли, что жива останется. Окаянные же демоны, как свиньи, визжали, и стонали, и иными голоса­ми вслух голосили. Утроба ее в то время сильно взды­малась. С трудом в ум она приходила, но неотступна от церкви божьей была всегда.

И снова явилась к ней во сне преподобная Феодора и наказывала: «Соломония, живи здесь неотходно от града Устюга, и от церкви Пресвятой Богородицы, и от свя­тых преподобных Прокопия и Иоанна никогда не от­ступай, и к отцу своему на Ергу никогда не ходи. Снова унесут тебя демоны, и будут тебе последние горше первых. Да будет тебе ведомо, отчего тебя так тяжко демоны мучили: потому что тебя поп пьян крестил и половины святого крещения не исполнил. А крестись ты рукою крестообразно и истово, как и прежде, и подобает тебе иметь воистину отца духовного и у него обо всем спрашиваться, а в церковь всегда ходить ко всякому пению. Если не можешь идти, вели себя носить». И, ска­зав это, преподобная стала невидима.

Соломония же, ото сна проснувшись, очень дивилась, но виденного сразу никому не поведала.

После видения того страдала Соломония так же, как и прежде. Мучили ее темные проклятые нечистые духи, жившие в ней, и тогда она вне себя бывала, выбегала из дома своего обнаженная, в разодранной одежде и про­стоволосая и кидалась в воду зимним и летним време­нем. Случавшиеся же здесь люди, когда настигали ее на краю воды, а иногда в воде удерживали, и вытаскивали ее из воды на берег да из проруби на лед, словно мертвую. Утроба у нее тогда бывала как у жены, собирающейся ро­дить, и во чреве ее терзались темные демоны, словно рыбы во мрежах. И видя ее страдания, здесь стоявшие люди дивились и относили ее словно мертвую в дом, где жила она. И мучение это и томление от демонской силы много раз случалось.

И в нынешнем году в святой великий пост принуждена была Соломония с родными своими исповедаться у отца своего духовного священника соборной церкви Никиты и причаститься святых тайн. В тот же день, по захождении солнца, в смятение пришел в ней окаянный демон и начал утробу ее рвать. Она же от боли стала сильно кричать, и прогрыз у нее демон левый бок насквозь, и когда прогрыз, Соломония очнулась и, в ум придя, увидела со­рочку свою окровавленную и показала всем бывшим тут, что сотворил ей демон в ночи. Они же, видев гибель ее от демона, плакали сильно.

Стали утреннюю благовествовать, Соломония же скорбная пошла к утренней, и когда на девятой песне возгласил дьякон: «Богородицу и матерь света песньми возвеличим!» – начал демон в утробе ее снова метаться и терзать чрево. По отпетии же утренней пошла Соломо­ния в дом и, когда зазвонили к литургии, снова пришла в церковь, и едва стала иконы целовать, живущий в утробе ее демон начал рвать утробу ее. Она закричала и во время чтения святого апостола стала блевать и была во исступлении ума. И когда пришло время святого причас­тия, живший в ней демон начал бить ее о помост церковный. Священник служащий с великим страхом прича­стил ее от Христовых тайн, а люди с трудом держали ее. И начал демон ее устами вопить страшным голосом:

«Сжег меня, сжег меня!». И не скоро Соломония в ум пришла. Вернулась в дом свой Соломония, и с того времени нимало не давал покоя живущий в ней демон, терзал утробу ее и люто рвал, и мучил ее больше, чем вначале. Прознал он, окаянный, свою гибель. И месяца мая в 27-й день сильно мучима была Соломония от демона и тяжко утомилась, и уснула, и увидела святых и праведных Про­копия и Иоанна, пришедших к ней, и сказали ей святые: «Соломония, молись Прокопию и Иоанну, они тебя вско­ре избавят от такового мучения, Иисусову молитву твори беспрестанно и крестись истово и разумно, крестообраз­но, как и прежде». И повелели ей молитву Иисусову творить. Демон же, в ней живший, не давал ей молитвы творить. С великим трудом молитву сотворила, и сказа­ли ей святые: «Веруешь ли во Христа?» Она же ответила: «Верую я во Христа». И снова спросили святые: «Ве­руешь ли ты во Христа?» Она же сказала: «Верую во Христа». И в третий раз вопросили ее: «Воистину ли веруешь?» Она же отвечала: «Воистину верую во Хри­ста». И снова сказали святые: «Слава тебе, Владыко, Христе Боже человеколюбче, ибо еще хочет Соломония твоей рабою быть». И вмиг святые невидимы стали. Проснулась Соломония и никому не поведала видения до времени, пока не исцелилась.

В лето 1779 июля в 8-й день в самую память святого праведного Прокопия после божественной литургии при­шла Соломония в соборную церковь Пресвятой Богородицы и поведала все о себе сама всему освященному собору — Архангельского монастыря архимандриту Арсению и соборной церкви протопопу Владимиру с братией и всем православным, прилучившимся здесь, о том, как она, Соломония, исцеление получила милостию общей заступницы рода христианского: Пресвятой нашей Влады­чицы Богородицы и Приснодевы Марии и святых и праведных Прокопия и Иоанна, устюжских чудотворцев.

В прошлом в 167 году грехов моих ради вселился в меня сатана-дьявол и его демонская сила и обладал мной одиннадцать лет и пять месяцев. И в те годы мучима была я многими муками, и не видела я, грешная, света истинно­го; и солнечных лучей, но был мне всякий день как ночь и к церквам божьим ходила, как пленник связанный. Ни в церкви святой, ни в притворе, ни поющего, ни чтущего голоса не слышала: глаза мои помрачались, уши глохли от страшного демонского наваждения. С тех пор как в первый день коснулся меня вражий демонский синий пламень, был в ушах моих шум великий во время божественного пения.

И месяца июля против восьмого числа памяти святого праведного Прокопия пришло ко мне таковое желание, чтобы идти ко всенощному бдению к праведному Прокопию-чудотворцу в церковь послушать о его преславных чудесах; а прежде такового желания у меня не было. И пришла я и стала вне церкви, у северных дверей.

В то время в церкви читали житие праведного Прокопия. Я же постояла здесь мал час, и стал меня брат мой посылать в церковь. С великим трудом вошла я в цер­ковь, возбранилась этому во мне демонская сила. И ска­зала я брату: «Веди меня близ чтущего житие». И по­стояла тут я мал час и внезапно увидела, что гроб свя­того Прокопия словно бы вздрогнул. И жившая во мне демонская сила смутилась и начала вопить в утробе моей, будто малый младенец. И все стоявшие здесь слышали ужасное то вражье кознодейство. Я же не могла в церкви стоять, и побежала, и ушла в притвор святых чудотворцев Козьмы и Демьяна, и была во исступлении ума.

Была я с братом моим и иным неким человеком. Когда же в ум пришла, снова повели они меня в церковь свято­го Прокопия. Я же не могла там быть, противилась этому жившая во мне демонская сила. И начала я кричать изо всех сил: «Не ведите меня в церковь святого Прокопия!» Они же силой меня вели.

Я вырвалась от них и пошла в церковь святого Иоан­на-чудотворца, и села близ гроба, и увидела, как гроб святого Иоанна пошатнулся. Очень убоялась я страшного того видения и руками своими грешными коснулась гроба святого Иоанна, и задремала, и увидела во сне свет неизреченный, и во свете девицу святолепную и пре­красную, ее красоту невозможно описать. Вошла она в церковь святого Иоанна в полуденные двери возле иконы и приблизилась ко мне, и взяла меня за правое плечо, и сказала: «Господи Иисусе Христе, сыне Божий, поми­луй нас!» Я же ничего не отвечала. Она снова ту же мо­литву повторила, и второй раз, и третий. И сказала мне пресвятая та девица: «Соломония, глаголи «аминь». Я едва отвечала: «Аминь». Она же сказала: «Отвечай дважды «аминь». Я отвечала дважды «аминь», «аминь». И вопроси­ла она: «Знаешь ли, кто я?» Я отвечала ей: «Госпожа моя, я тебя не знаю, я, грешная, в скорби великой от живущей во мне демонской силы». И подивилась пресвятая святолепная девица: «Как же ты не знаешь меня? В дом мой приходишь беспрестанно пять лет». Я же, грешная, спро­сила: «Где же, госпожа, дом твой?» Она же сказала мне: «Дом мой соборная и апостольская церковь. Я же нарицаюсь Пресвятая Мария, родившая плотию Иисуса Хри­ста, Творца моего и Бога. Сегодня покажу тебе чудо великое ради предстателей и молебников ко мне праведных Прокопия и Иоанна, устюжских чудотворцев. Ты же молись им беспрестанно ради исцеления своего. Есть ныне в утробе твоей семьдесят бесов, и еще придут на тебя тысяча семьсот бесов, а ты их, окаянных, не бойся, предстательствуют за тебя святые чудотворцы Прокопии и Иоанн, избавят они тебя от демонской силы немощи ной. А крестись ты разумно и внятно крестным знамени­ем, как и прежде того». И снова сказала мне Пресвятая Богородица: «Как станут просить у тебя святые Проко­пий и Иоанн обещания твоего, ты им во всем обещайся сохранить заповеди, что они тебе изрекут». И слушаю я, грешная, а не могу отвечать ей ничего. И сказала Пре­святая Богородица: «Мир тебе, Соломония!» и ушла тем же путем, каким пришла.

Я же, очнувшись от того преславного видения и ужас­ного явления, хотела бежать из церкви, да увидела брата моего, близ стоявшего, и убоялась, но потом укрепилась и села и задремала, и привиделся мне свет великий в церк­ви, какой никогда я прежде не видела, и святой Про­копии, входящий в церковь в западные двери. И когда был он близ гроба святого Иоанна, восстал святой Иоанн из гроба. И подошли ко мне, грешной, и, став передо мною, изрекли святые: «Отойдите, проклятые, от рабы божией Соломонии». И сказал мне святой: «Соломония, молись от глубины сердца твоего заступнице христианской Пречистой Богородице и святым праведным Прокопию и Иоанну и будешь в сей день исцелена. Дай же нам обещание, чтоб тебе к прежнему мужу твоему не идти и за иного также не посягнуть. И будет тебе лютое мучение еще на три часа дневных, и потом исцелишься. И на то время призови к себе двенадцать священников, и. чтоб они над тобой прочитали двенадцать псалтырей в те три часа, и если те псалтыри не исполнятся, призови отца духовного, чтоб тебя он исповедал и причастил Христовых тайн временного ради лютого мучения». Был ж святой Прокопии волосом рус, бороду имел простую и русую, одеяние его было короткое, сапоги на ногах, Иоанн же святой таков был, как и на иконе писан в виде странника. И снова сказали они: «Мир тебе, Соломония». И пошли от меня и невидимы стали. Я, грешная, очнувшись от того преславного видения и в себя пришедши, пошла из церкви вон, брат же мой и еще некий человек повели меня снова в церковь к свято­му Прокопию, я же стала кричать изо всех сил: «Не водите меня к святому Прокопию!» Они же не послуша­ли, но силой вели меня в церковь. Я же пробыла в церкви мал час и не могла стоять от жившей во мне демонской силы, и снова стала молить брата, чтобы отпустил меня из церкви. Он отпустил меня.

И пришла я в дом, где жила, и была я во исступлении ума, и начала говорить о своем видении, о том, что видела в церкви святого Иоанна-чудотворца, и не было в доме никого, только брат мой возле дома стоял и слушал, о чем я говорила. А я того не знала, что кто-то слышал о моем видении. И когда проговорила все и замолчала, брат мой пошел к церкви Пресвятой Богородицы и поведал отцу моему духовному священнику Никите, что слышал от ме­ня. Тот же повелел меня привести в соборную церковь. Брат мой повел меня в церковь Пресвятой Богородицы и поставил в приделе — в церкви святого Предтечи.

И стал отец мой духовный вопрошать меня о видении, о котором он слышал от брата моего. Я же, помня все видение, не смогла поведать о нем, претило мне в том дьявольское наваждение. Тогда брат мой повелел надо мной псалтырь читать, и мне наибольшее явилось муче­ние от живших во мне демонов. И не могла я, грешная, слышать произносимых слов. И стала кричать, чтобы надо мной псалтыри не читали, а дали бы мне сроку на три часа, и тогда то видение все объявлено будет. Свя­щенники повелели вести меня из церкви к брату моему. Взяли меня брат мой и еще некто другой, вывели из церкви, и была я во исступлении ума, и увидела снова видение преславное и страшное: на правой стороне свя­щеннический и дьяконский чин идут и поют, и крест и Евангелие несут с кадилами и фимиамом, а на левой стороне вижу демонов многое множество, а лицами они, окаянные изуверы, черны, и сини, и страшны, и было их туча великая, и на лицо мое те окаянные плевали и смор­кались. Я же от прихода тех страшных изуверов ничуть не пострадала молитвами Пресвятой Богородицы и святых и праведных Прокопия и Иоанна.

Повели меня в дом, где жила, и стала я просить позвать отца духовного. Пришел же ко мне отец мой духовный и исповедал меня и причастил святых тайн страшного ради моего мучения, благословил и отошел от меня.

И потом пришли священники и дьяконы читать псал­тырь над мной и увидели меня словно мертвую, а чрево мое вздулось, и, глядя на меня, все плакали о моей погибели. И вот внезапно воссиял свет неизреченный там, где я лежала, и увидела я юношу, идущего в дом мой и свечу несущего, а за ним шли Прокопий и Иоанн. И, став у изголовья моего, говорили святые мужи между собою. Я же того не ведала, о чем они говорили.

И снова приступил ко мне святой Прокопий и пере­крестил рукой своей утробу мою, а святой Иоанн, держа в руке копейцо малое, приступил ко мне и рассек утробу мою, и взял из меня демона и подал его святому Прокопию. Демон же начал вопить громким голосом и виться в руке его. А святой Прокопий показал мне демона и ска­зал: «Видишь, Соломония. Видишь ли демона, который был в утробе твоей!» Я же глядела на демона — лицом он был черн, и хвост был у него, уста его были толсты и страшны. Положил Прокопий его, окаянного, на помост и заколол кочергой. Святой Иоанн снова стал вынимать де­монов из утробы моей и отдавать святому Прокопию. Тот же закалывал их по одному. И сказали святые: «Соломо­ния, ныне мы у тебя изъяли половину демонской силы вражьей, а совершенное исцеление примешь в дому нашем у гроба святого Прокопия». И снова сказали святые чудотворцы: «До нареченных трех часов не подобает нам здесь оставаться». И отошли от меня, и невидимы стали. И тогда начали у святого Прокопия молебны совер­шать и воду святить архимандрит и игумены, и протопоп со всеми освященными соборами. В то время и меня, грешную, принесли сюда в церковь, к гробу святого Прокопия. Ничем же я, грешная, не могла двинуть, ни руками, ни ногами, ни языком проговорить, но словно мертвая была от демонской силы, жившей во мне.

И внезапно осветил меня свет великий, и явились свя­тые Прокопий и Иоанн. И стали передо мной, как и прежде стояли. И сказал святой Иоанн святому Прокопию, чтобы тот резал утробу мою да у меня, грешной, сорочки не окровавил и церкви божией не осквернил. И отвечал святой Прокопий: «Не окровавится Соломония, и дом мой не будет окровавлен от вражьей силы». И стал святой Иоанн изымать из той раны демонов, как и прежде. Святой же Прокопий принимал их и бросал на помост церковный, и давил их ногою своею. И вопросил святой Прокопий святого Иоанна: «Чиста ли утроба Соломонии от демонов?» И отвечал святой Иоанн: «Чиста, и нет порока в ней». Святой же Прокопий заглянул сам в утробу мою, чтобы была чиста. И сказал святой Прокопий: «Славно Бог прославился!» То же и святой Иоанн изрек: «Славно Бог прославился!» И снова обратились ко мне святые: «Скажи и ты, Соломония: «Славно Бог прославился!» Язык мой двинулся, и я сказала: «Славно Бог прославился!» Тогда сказал мне святой Прокопий: «Здравствуй, Соломония, до великого Божьего суда», и благословил меня рукою своею и изрек: «Пусть будет наше благословение с тобою отныне и до века». И пове­лел мне святой Прокопий: «Соломония, иди к правому крылосу, сотвори молитву Иисусову и скажи: «Славно Бог прославился!» По изречении сего святые невидимы стали.

Я же от того преславного видения в себя пришедши, увидела в церкви солнечный свет и, оглядев всю церковь и образы, спросила брата своего: «Во церкви ли стою или видение вижу?» Отвечал мне брат: «Во церкви стоишь святого Прокопия на литургии, и чтется святое Евангелие». Увидела я гроб святого Прокопия и возрадовалась радостью великой, и поклонилась гробу святого Прокопия, припав, стала молиться и в помощь его при­зывать: «О, святой Божий праведный Прокопий! Не пре­зрел ты меня, грешную, но взыскал, как овцу погибшую, от насилия вражия изъял». В утробе моей не было боль­ше силы вражьей, и стала я словно никогда не страдала, и язва, бывшая от дьявольского прогрызения, исцелилась, и отныне здорова я, как и сказал святой».

О сием преславном чуде Пресвятой Богородицы и святых и праведных чудотворцев Прокопия и Иоанна уз­нав, священноначальники и весь освященный собор, град­ские воеводы и народ прославили Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, и Пречистую Его Богоматерь Пресвятую Богородицу, и святых праведных Прокопия и Иоанна. И пели молебны со звоном в соборной церкви Пресвятой Богородицы, и оттоле пришли с крестами в, церковь святого праведного Иоанна и также молебны пели со звоном, с верою и со слезами, чтя преславное и великое чудо Пречистой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии и святых и праведных преславных чудотворцев Прокопия и Иоанна. И, торжествуя светло, отошли все в домы свои, славя святую Троицу, Отца и Сына и Святого Духа и ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Звездочтец. Русская фантастика XVII века. М.: Сов. Россия, 1990, с.187-200