Л-КОНТЕЙНЕР

В воздухе витало человеческое безразличие, смешанное с тоской по былым временам. Некогда синее небо затянуло ледяными тучами. Местами поблескивала молния, рассекая эту беспросветную мглу. Что ж, погода под стать  моему настроению.

Пройдя вдоль улицы, я пересек небольшой парк и попал в контейнер. Меня встретила кромешная тьма. Многогранная и бездонная, вязкая, обволакивающая тело непроницаемой материей, в ней очень трудно шевелить руками. Я принялся ощупывать стены: они, то продавливались и вновь возвращались, как ортопедические подушки с эффектом запоминания, то возникали острыми выступами, режущими невидимое пространство. Так я шел достаточно долго, пока не увидел разноцветные лампочки над своей головой. Немного помешкав, набрал на сенсорной панели  кнопку с буквой «И».  В ту же секунду передо мной зажглась свеча, на экране возник силуэт человека в рясе. Он сидел, опустив голову, руки вложены одна в другую.

–  Что привело вас в мой дом?  – начал он размеренным голосом с металлическим отзвуком.

Я молчал.

–   Если по принуждению кого- то пришли, то идите, мой дом не прощает, тех, кто не раскаялся!

–   Сам пришел.

–   Зачем пришли на исповедь, помыслы ваши нечисты, а руки запачканы кровью?

Я понимал, что с одной стороны это всего лишь голосовая запись и фикция, но с другой оставалось некое чувство, которое обычно мы называем «а вдруг». Что если там за стеной на тебя действительно смотрит человек, раскручивающий шестеренки твоего сознания. Дрон не раз говорил мне о том, что в нынешнем мире каждое слово, каждый взгляд запускает какие-то механизмы. Они влияют на дальнейшую судьбу. Естественно, человеку, мечтающему работать в силовых структурах, не к чему пятнать свою айдишку. Но и не прийти я тоже не мог. Мысли о том происшествии в бассейне не давали мне покоя. Я опасался, что сработает красный чиптер, и тогда попаду в зону риска. Говорят, что исповедь помогает. Поэтому я и пришел. Но не смог заставить себя произнести хоть слово. Так и стоял, не шевелясь. Мучительная пауза затянулась.

Вдруг земля разверзлась, и ко мне со всех сторон потянулись черные обугленные руки, послышались стоны и плач. В нос ударил резкий запах какой-то падальщины. Я хотел отступить назад, но сделав один шаг – не смог нащупать земли. Сорвался вниз и угодил прямо в кипящую лаву. Тысяча красных языков обжигало меня. Я увидел, как плавиться кожа, как мои кости отстают от мяса.  Все нутро жгло, и я понял, что умираю.

– Нет! Нет! – закричал я, что было мочи, в надежде, что это просто кошмар, который вот-вот закончится.

Внезапно ад  прекратился, и все вернулось на круги своя: я сидел в углу, напротив священник, свеча потрескивала и догорала.

– Каетесь ли в содеянном, ждете ли прощения?!

– Конечно, каюсь! Каюсь! – не помня себя от ужаса, говорил я.

Вдруг мне на голову вылилось ведро ледяной воды, что-то с силой вытолкнуло за двери и вслед раздалось тихое:

– Спасибо за визит, оцените качество обслуживания, набрав на панели справа…

Я вылетел из контейнера как ошпаренный, не переставая ощупывать себя. К счастью все было на месте – руки, ноги, голова. «Вот это спецэффекты, чуть в штаны не наложил! Давно надо было посетить Л-контейнер, адреналина больше чем от пыток в ин-реальности, очень-очень круто!»

Вода, надо заметить, оказалась настоящей. Стало прохладно. «Идти мокрому по улице, где еще нет дождя… ну, ничего, зато живой! Я жив!»

Никакого чувства благоговения, растекающегося по всему телу, в появлении которого меня убеждали – я не испытывал. Но все же понял, что это мое второе рождение.

 

Добавить комментарий